Blogroll

18 мар. 2012 г.

Свобода, которую мы выбираем

Если вы решили познакомиться с моими взглядами на эту щекотливую проблему, то не поленитесь и дочитайте статью до самого конца. Статья несколько эклектична так, как
состоит из нескольких частей на первый взглял не связаных между собой. Но это не так. Все о мире, в котором мы живет, все о свободе, которую мы выбираем. Все о том, есть ли у нас выбор вообще.

Часть 1. Свобода, которую мы выбираем.

«Свобода лучше, чем не свобода!!!» Кто это сказал? Не помните? Впрочем, неважно. Все одно пошлость. Пошлость уже потому, что за этими словами ничто не стоит и даже человек, произносивший их, оказался пустышкой. Эдакий "органчик", как у Салтыкова –Щедрина. Увы, если бы все этим бы и закончилось, если бы это был единичный случай словестного недержания или предвыборной агитации. Так нет. Чуть не на каждом перекрестке можно увидеть или услышать подобные откровения.
Так что же в сущности такое эта СВОБОДА, которая, по всеобщему мнению, стоит всех жертв, за которую и жизнь отдать не жалко.
Не отвечайте сразу. Совершите над собой столь непривычное усилие, сядьте и подумайте о том, что значит быть свободным. Ну, вспомните, хотя бы о горьковском Челкаше и птице Буревестник. Вот символы свободы!? Беда в том, что с единомышленниками у них не густо. Да и вам, вряд ли, понравится быть деклассированным элементом или метаться над бурным морем.
«Тогда…Тогда надо стать богатым! – скажете вы.- Деньги дают независимость, а значит и свободу». Можно, временно принять и эту гипотезу. Остается только спросить: КАК? Неожиданное наследство от неизвестных родственников, выигрыш в «Лото» и находка клада, зарытого пиратами Карибского моря, по понятным причинам, мы рассматривать не будем. Остается один путь – заработать. Вы уже пробовали? Получилось? У вас нет?! «Но зато Билл Гейтс, Баффет и один знакомый вашего знакомого…». Прервемся на секунду. Уверяю, их еще меньше, чем тех, кому повезло в «Лото». А если так, то распределение денег в нашем мире носит случайный характер. Оказаться в нужный момент в нужном месте бывает еще сложнее, чем угадать правильную комбинацию цифр в лотерее.
Вообще, о деньгах можно говорить долго. Есть владельцы больших состояний. Для них работа – или удовольствие или способ стать еще богаче. Они действительно независимы. Увы, их очень мало. Другие, в основном топменеджеры, известные киноартисты, музыканты тоже ни хило зарабатывают. Но и живут с размахом. Одна беда их размах напрямую зависит от заработков. Кризисы случаются часто (раз в три-четыре года), популярность тоже проходит. Здесь уже больше зависимости, чем свободы. Кроме того, хочешь хорошо зарабатывать, соответствуй своему положению и зарплате. На дешевом «форде» или «Фиате» не поездишь. Даже если сложить и тех и других, все равно их доля в общем населении страны составит десятые промилле. Они не показатель.
«Ну, а способности, специальность? Неужели они не дают никакой гарантии?» – возразите вы. Гарантии чего? Богатства, позволяющего указать направление, куда идти всем работодателем. Точно, нет. Во-первых, вы, слава всевышнему, не единственный специалист в своей области. Это хорошо потому, что всегда можете кому-нибудь пригодиться. Беда в том, что у вас наверняка есть конкуренты. Вот если бы не они, тогда....
Тогда было бы еще хуже. И подтверждением тому служит судьба вашего покорного слуги. Мне не повезло с самого начала. Специальность оказалась не рыночной, а потому достаточно уникальной, и, совершенно, никому не нужной. Способности…, а кого они, собственно, интересуют? Вам деньги платят. Вот и делайте, что сказано и что положено.
Был у меня знакомый чертежник. Он не просто знал программу «AUTOCAD». Чудеса творил. И по той же причине долго оставался безработным. И кому, спрашивается, нужны чудеса при почасовой оплате близкой к минимальной?
Как видите, деньги в нашей обыденной жизни дают не больше свободы, чем алкоголь и наркотики. Мы все сидим на игле, именуемой зарплатой, доходом. И вылечится от этой зависимости, у нас нет никаких шансов. А стало быть и этот путь обрести СВОБОДУ не реален.
Впрочем, хватит о пустом. Все мы живем в мире систем. Государство, предприятие, где мы работаем, наш дом, школа, университет, синагога, церковь, мечеть – все это по отдельности и вместе являет собой социальные и прочие организмы-системы, в рамках которых проходит наша жизнь. А поскольку эти организмы действуют, то стало быть они … правильно, живы. В самом широком понимании и этого слова. Более того, ни одна система не работает в холостую. Она, эта система, заботится о самосохранении и собственном развитии.
Так, за пару тысяч лет мы, неторопясь, дошли до современных рыночных отношений и того, что сегодня так гордо и неопределенно именуется СВОБОДОЙ. Но почему-то никогда не уточняем о какой свободе идет речь. Свободе личности, свободе эконормических отношений или об основных политических свободах, закрепленных в конституции и реализуемых при нашей жизни.
Вот скажем, свобода личности. В бывшем Советском Союз она отсутствовала напрочь. Повсюду коллектив, воля коллектива преобладали над мнением и волей индивидуума. Например, утверждение, что учение свет, а не учение тьма. Никем не оспаривалось. Такое было единомыслие, что самый последний двоечник, самого захолустного городка или деревни, старался получить диплом хоть какого-нибудь заштатного института или, на худой конец, техникума. Было просто не прилично признаться, что, кроме школьного образования и атестата зрелости у тебя, собственно, ничего нет. И поделать с этим даже тоталитарное государство ничего не могло. Деревни пустели, на завод калачом не заманишь. И вот случилось. Нет больше СССР.
А теперь о нашей новой родине. Первое впечатление для многих было ошеломляющим. Как больше половины детей не получают аттестат зрелости (теудат багрут) по окончанию школы? На университетские дипломы, кроме как в госучреждениях, никто не смотрит?! На рацпредложения плюют! А весьма существенная часть населения вообще полагает, что мир сотворен всего лишь за шесть дней..
Так вот, дорогие мои – это есть свобода. Этот хитроумный механизм или система, как вам больше нравиться, многофункционален. Как кухонный комбайн. Вам надоело думать, как все. Пожалуйте, вот вам новая и совершенно свежая идейка. Оказывается: УЧЕНИЕ ВООБЩЕ НЕ СВЕТ. Вы же не хотите посещать эти нудные уроки, так отбросьте эти тоталитарные пережитки. Живите, наслаждайтесь. Мир открывает вам свои объятия...
Получили удовольствие? А теперь марш ямы копать, пилить, строгать, мыть полы, мести улицы. Потому как после безоблачных школьных лет вы ни на что другое и не годны. Если, все же, метел окажется больше, чем поверивших в свободу выбора, не беда приоткроем границы (свободный въезд в страну – тоже свобода).
СВОБОДА ВЫБОРА не просто унивесальный механизм, формирующий современое общество. Это бульдозер, работающий на самом современном топливе, слове ХОЧУ. И если ваше ХОЧУ сформировалось в самом раннем детстве и с тех пор не сильно изменилось... А что ему менятся, коли с жизненного пути сметены все предупреждающие, запрещающие и прочие знаки. Бульдозер постарался. То вы и есть тот продукт, который потребляет наша "СВОБОДНАЯ ЭКОНОМИКА".
И так предварительный итог. Степень нашей личной свободы зависит от развитости той системы, частью которой мы стали по воле случая, стечения жизненных обстоятельств. А что определяет, какой должна быть эта система? Конечно же, экономика и ее концентрированное выражение, политика. Степень свободы в этих обеих мега системах диктует, каким быть общественному устройству. Каким системам в ней существовать, а каким уходить со сцены.
Поговорит об экономике, «свободной» экономике. Много ли у нее свободы? Много ли свободы у тех , кто без прибыли и существовать-то не может. Возьмем самую продвинутую ее часть. Высоко технологичные отрасли, как их принято именовать. Все девяностые годы прошлого столетия именно они считались, гарантией нашего «светлого будущего». И потому их накачивали деньгами. Индекс НАСДАК (индекс высоких технологий) вырос аж до 5000 пунктов. А потом... Потом, в начале 2000 годов, пузырь лопнул и НАСДАК упал до 1200 пунктов. Начался кризис. Вложенные деньги, дававшие поначалу сотни процентов прибыли, в одночасье оказались выброшенными на ветер. Почему? Да, просто компании не смогли реализовать большую их часть. Конечно, зарплаты сотрудников выросли до небес, многие из них обзавелись служебными автомобилями. Но «Светлое Будущее», которое они якобы должны были обеспечить, так и не наступило. Все объяснялось просто. Деньги закачивали в производство. Думать было некогда. (Как в известном анекдоте:"Чего там думать, трясти надо".) Поэтому и не думали, да и не могли это сделать. Так как это задача совсем иной структуры. Науки, которая, кстати, только и может дать новый ипульс развитию рынка, всей экономике в целом. А много ли денег вложили за этот период в науку?
Приведу простой пример. Существует такая фармацевтическая фирма «Тева». Очень богатая фирма. Миллиардные доходы. Производит она лекарственные препараты аналоги. Проще говоря, ждет, когда кончится срок эксклюзивных прав на какую-нибудь разработку и можно подавать заявку на получение прав производства аналога этого самого лекарства. У самой «Тевы» на научные исследования тратится очень мало денег. Так, по крайне мере, она сообщает в своих квартальных отчетах. И не верить ей у нас нет никаких оснований.
Но напрашивается вопрос. А кто автор этих эксклюзивных разработок, которые потом использует «Тева» и подобные ей компании? Оказывается – это совсем небольшие фирмы. Типа START-UP. Проще говоря, собираются интеллектуалы, ищут спонсора и начинают работать. Интересно, высококлассные специалисты, у которых есть идеи, ходят, как побирушки к богатым дядям.
«А что тут такого?» - спросит проживший всю жизнь в подобной системе человек. Да то, что в условиях «свободной экономики» мозги не в почете. Сравните интеллектуальный
потенциал все той же «Тевы» и какого-нибудь START-UPа на единицу вложенных денег. Рыночная стоимость первой сегодня около 40 миллиардов долларов. У второго в лучшем случае несколько миллионов. Работают в START-UPе десяток другой специалистов. Стало быть, на каждого из них, включая зарплату и оборудование, приходится от силы от нескольких десятков до сотни тысяч долларов в год. При такой удельной капитализации в «Теве» могли бы работать один - два миллиона человек. Но персонал этой фармацевтической фирмы раз в сто-двести меньше. Возможно, я невольно польстил «Теве», предположив, что штат ее сотрудников колеблется около двадцати тысяч человек. Но даже по этим, очень приблизительным подсчетам, каждый сотрудник флагмана современной фармацевтики «вооружен», в смысле обеспечен средствами производства (не зарплатой, конечно) на несколько порядков выше, нежели те, кто ему эту работу поставляет.
Увы, и это не единственная беда. Первопроходцы повязаны по рукам и ногам той же преславутой прибылью. Они могут получить деньги лишь под конкретный результат, который тут же можно запустить в производство. А для него, конкретного результата, часто требуются исследования фундаментальные, на которые, кроме как из госбюджета, денег взять неоткуда. И тогда разработчик идет в университет или иное государственное научное учреждение. А последние в министерство. Спонсора фундаментальными проблемами не увлечешь.
Получается, чиновник решает судьбу нашего будущего. А всегда ли этот чиновник бывает на высоте своего положения? Всегда ли у него достаточно образования, чтобы оценить важность идей высоколобого ученого? Правильно, смотри выше. Чиновник этот может скорее оказаться весьма заурядным человеком, нежели гением, провидцем.
Мы опять пришли к тому, что существующая экономическая система, начиная со школьной скамьи и на протяжении всей последующей жизни порождает неучей. Иначе, и не скажешь когда высокий интеллект в прямую зависим от интеллекта явно более низшего порядка. Не хочу обижать чиновников, но многие ли из них имеют, хотя бы близкое по уровню образование, по сравнению с учеными? Многие ли хотя бы приблизительно понимают суть тех разработок, на которые выделяют деньги. Деньги, которых у государства постоянно не хватает, которые постоянно урезаются из-за перманентных кризисов, происходящих по вине этой самой СВОБОДНОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ, которой так не хватает этой самой СВОБОДЫ.
С одной стороны современная экономическая система, система производителей на определенном этапе просто не в состоянии переварить все закачиваемые в нее деньги. С другой, те структуры, которые способны увеличить емкость рынка, создать новые условия для производства и сбыта сидят на голодном пайке.
Поясню. В середине двадцатого столетия в США была развернута государственная и вовсе не коммерческая программа «Манхеттен». Ее целью было создание атомной бомбы. Но результаты исследований, проведенных в то время, вышли далеко за пределы узкой военной программы. Интеллектуальная начинка проекта была беспрецедентна.
Так вот, если бы «Манхеттен» реализовался по современной схеме, когда львиную долю денег получает производитель. То атомная энергетика сегодня делала бы только первые шаги, а может быть и вообще не существовала.
Поэтому, о какой свободе в современной экономической системе можно говорить, когда одно производство обеспечивается другим производством, единственным потребителем, которых являемся только мы с вами. Производство постоянно интенсифицируется, а рынок развивается по экстенсивной модели. Понятно, что в таких условиях кризиса перепроизводства не миновать. Здесь могло бы помочь государство, как один из участников рыночного производства. Увы, оно довольствуется лишь сбором налогов, безопасностью и распределением различных пособий, ни мало не заботясь о собственных стратегических интересах. Рынке и ресурсах для дальнейшего бескризисного развития. Так мы оказываемся в очень странной ситуации. Классик определил бы ее так: ВЕРХИ НЕ ХОТЯТ, А НИЗЫ НЕ МОГУТ. Проще говоря, это типичная импотенция на государственном уровне.
Выходит, что-то неладно в этом государстве . И прежде всего это связано с проводимой им политикой, которая, как было уже сказано, есть концентрированное выражение экономики. Добро бы это была только внутренняя политика. Увы, мы часто становимся свидетелями попыток реализовать в жизнь тот самый лозунг, с которого начали наш разговор. Попыток заране обреченных на неудачу.
Повелели, например, устроить свободные выборы в Палестинской автономии (все потому, что якобы "Свобода лучше, чем не свобода") , а там ХАМАС с калашниковыми, касамами. Свободу вроде бы людям дали, а она попала в руки террористической системы. А что уж, они с нею сделали вы и сами можете видеть.
И что, сидеть сложа руки? Отчего же? Однако нет нужды объяснять, куда ведут благие намерения.
Лучше обратимся к истории. В 1799 году во Франции генерал Боунапарте совершил государственный переворот. Вся страна приветствовала его. Если кому интересно почему, отсылаю к книге Альберта Вандаля « Возвышение Бонапарта». Короче, еще пятнадцать лет страна «изнывала от деспотии и тирании» сначала первого консула, а затем императора Наполеона Первого. И вот он низложен. На опустевший трон монархи абсолютистской Европы возводят Людовика Восемнадцатого, а с ним к власти приходят эмигранты, которые «ничему не научились и ничего не забыли». Самое время прижать "рабов, трепетавших под пятой тирана". Привыкли, куда денутся? Бывшие аристократы рады были получить отнятые еще в 1789 году привилегии. Хотят и не могут. А потому вводится такая либеральная конституция, что год спустя, вернувшийся с острова Эльба Наполеон с помощью талантливейшего из либералов Бенджамена Констана пытается сделать ее еще более либеральной. Ведь народ отверг Бурбонов, даже не посмотрев на те вольности, что получил из их рук. Трудятся, и ничего не выходит. Дальше лишь анархия.
Где же логика? В лоне тирании вырос свободолюбивый народ!!? Она в том, что как бы не был крут нрав у императора Наполеона Первого, он оказался создателем новых систем. "Кодекс Наполеона", первейшая из них, стала основой для образования гражданского общества, на базе которого только и возможно построить общество свободных людей. Авторитет знаний стал непререкаем, а избрание в члены Института великой честью. Орден Почетного Легиона давался не только за храбрость на поле боя. Пестоллоци получил его из рук Императора за реформу образования. Ну, и многое другое.
Наполеоновская Империя, просушествовала недолго. Чуть больше десяти лет. Но еще полвека будут дрожать троны от одного упоминания о"тиране" Наполеоне. А чего бы им дрожать, если он был таким же, как они? Еще лет сто, а то и больше созданные им системы, государственные институты, будут постепенно вводится по всей Европе, шагающей к свободе и демократии.
И вот Россия. Почти двести лет спустя. Десять-пятнадцать лет болтовни и воровства закончились ничем. Опять диктатура, хотя и не гласная. Опять тебуют, просят, дайте, мол, свободы. И не получают.
И не получат. Потому, что, даже если на минуту представить, будто к власти пришли другие люди, системы формирующие людей, экономику, политику остались прежние. Родом из СССР. Все также ненавидят США и скрупулезно копируют эту ненавистную страну во всем. Гибриды же советских и американских систем – это монстры. А ведь полагали, что все пойдет как по маслу, стоит только рот открыть. Сначала открыли, потом пришлось прикрыть. Деньги и компании отбирать легко. Прижать к ногтю мыслящего, свободолюбивого человека гораздо сложнее. А последних оказалось совсем немного. Думать было некогда. Все бабло зарабатывали. Потому и лицензию на свободу аннулировали также легко, как и выдали.
Другой пример, Китай. Ну, нет там демократии и свободы. Свободный рынок в этой стране больше напоминает невольничий. Компартия всему голова. И это плохо. Не спорю. Но в нашем Израиле полно китайских рабочих. Выходит, в Поднебесной не так строги эмиграционные законы , как в СССР. В израильских университететах стажируется и учится не мало китайских студентов и ученых. Наверняка их еще больше в Европе и США. И они вовсе не эмигранты. Значит, не очень-то боятся в КНР чужеродных влияний и враждебных идеологий. В самом же Китае, как выяснилось совсем недавно, более трех процентов населения (от полутора-то миллиардов!!!) музыканты. И из них около пяти миллионов (!!!) музыканты международного класса. Об экономике и говорить не надо. Рост "всего" восемь процентов. И это во время сильнейшего мирового кризиса. Ну, нет у меня ответа. К чему это приведет страну?
Но следует понять и другое. Были ведь и другие альтернативы этому пути. Первый, еще одна попытка вместе с Северной Кореей воплотить в жизнь что-нибудь созвучное идеям Чуч Хе. Второй - путь все той же России. Вообразить себя четвертым Римом. И, ничего не создавая, поболтать, побузить и разворовать. Повторяю, Китай сегодня – не рай земной. Скорее чистилище. Нет, нет там свободы. Да и коррупция бьет все рекорды. Но есть и ощущение, надеюсь не напрасное, что перемены, происшедшие в стране меньше, чем за тридцать лет, продвинут ее и к свободе. Потому, что страна не стоит на месте. Растет ее интеллектуальный, а потому и экономический потенциал. И никакие партии не способны удержать динамично развивающуюся страну в старых отживших рамках.
Понятно, хочется всего сразу и бесплатно. Но так же как нельзя жить в непостроенном доме, нельзя питаться невыращенными фруктами, невозможно и пользоваться свободами (личной, экономической и политической), если не созданы соответствующие структуры, системы. Строить, создавать надо, господа.
Так, что меня убеждать не надо. СВОБОДА – это замечательно. Только она не просто выбор, а результат работы. Кстати, а во многих ли странах сегодня существует то, что можно, хоть приблизительно назвать свободным обществом, свободной экономикой, политикой? В Азии не наберется и трети. В Африке и того меньше. В Америке и Европе, с учетом всего сказанного выше в лучшем случае половина. Выходит, поленились. А может быть, у людей есть еще какие-нибудь, более важные ценности?



Часть 2. ФИНАНСОВОЕ БЕЗУМИЕ ИЛИ ПРОЕКТ «СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ».


Есть такая песенка в мультфильме «Остров сокровищ». «…Делай деньги , делай деньги, делай деньги ночь и день. Делай деньги, делай деньги. Остальное - дребедень…».
Яснее и не скажешь о целях и задачах современного бизнеса, да и всей мировой финансовой системы в целом. Хотя в мультфильме – эту песню исполняли пираты.
Впрочем, какая разница… между пиратом и финансистом. Разве, что в размахе. Первые занимаются мелочевкой: грабят суда и прибрежные поселения. Последние замахнулись на весь мир. И удалось. Кредитные системы разрушены до основания, биржи в панике, люди в неоплатных долгах и без работы. Чем не Апокалипсис? У, ха-ха и бутылка рому!
Сам предводитель, Алан Гринспан, гуру, пророк, непререкаемый авторитет в финансовом мире последних десятилетий совсем недавно раскололся перед сенатской комиссией. Мол, не верит он больше в само регуляцию и свободу рынка капиталов. Так и сказал. Наплевать и забыть все, что я там вам наговорил за двадцать с лишним лет. Встал со стульчика и пошел домой щи хлебать. Дедушка старый, ему все равно.
«А что же все-таки произошло?» - спросите вы. Да так пустяки. Второй Чернобыль.
В 1986 рвануло реактор из-за грубого нарушения технологии эксплуатации. Ну, и сегодня произошла та же история. Технологию выдачи кредитов тоже нарушили.
Вы, видимо, полагаете, что надо быть специалистом в банковском деле, чтобы понять как в таких ипотечных банках как «Фанни Мэй» и «Фреди Мак» (американских банках) сумма долговых обязательств, непокрытых ни какими гарантиями, достигла 5,5 триллионов долларов… (В цифровом выражении это выглядит так: 5 500 000 000 000 долларов). Спешу разуверить вас. Основное правило, не выдавать деньги сомнительным клиентам, нарушили с помощью незатейливой комбинации. Так обычно поступают подростки, которым в магазинах не продают табак и спиртное. А именно, ищут «доброго дядю», согласного за полстакана помочь деткам.
«Фани» и «Фреди», конечно не были так респектабельны, как сами заимодавцы, но выглядели все же много приличнее, чем та публика, которую они обслуживали. Одни фасады их учреждений чего стоили. А если принять в расчет лишь количество выданных кредитов, а сведения о надежности должников опустить, перспективы, в смысле доходы, иначе как ПРОЕКТ «СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ» и не назовешь.
Нелишне заметить, что большинство неприятностей в нашей жизни происходят из-за наплевательского отношения к уже помянутым технологиям. На Чернобыльской АЭС для руководства важнее было отрапортовать Партии и Правительству о запуске четвертого реактора… и запустили. «Фанни Мэй» и иже с ними тоже, видимо, рапортовали совету директоров, Уолл Стриту и всему миру, какой хороший почин и сколько прибыли он принесет.
Пример заразителен. Другие финансовые структуры начали разбрасывать деньги направо и налево. Бумажки, подписи и липовые справки стали "гарантиями" возврата огромных ссуд. Народ, обрадованный столь незатейливыми условиями получения кредита на постройку дома, повалил толпами. При рыночных отношениях людей вообще не очень балуют деньгами, а потому многие живут сегодняшним днем. Дают, бери.
Спрос на жилье естественно вырос. А вместе с ним и цены. А с ценами и налоги.
Не подоходные, а на землю, на недвижимость. И вообще, если участок изначально стоил, например, 100 тысяч долларов, а теперь 200, то и налог стал выше. В США все очень просто. Цены на дома или землю упали, увеличь стоимость залога, а если выросли, уплати разницу. Ты же теперь богач. Строительные материалы так же подорожали. Вы наживаетесь, а мы-то что рыжие.
Надо знать еще одну особенность американского рынка недвижимости. Там достаточно широко распространено покупать дома впрок, на продажу. Если вы состоятельный человек, с хорошей репутацией, а значит и кредитной историей в банке, то вас, как примерного гражданина, могут поощрить очередной ссудой на покупку очередного жилья. Вы это самое жилье купите в начале строительства, а когда оно будет завершено, продадите с не малой для себя выгодой. Часть ссуды покроете после продажи и опять в банк, за ссудой покупать новое жилье на продажу.
Хорошая система. Один только у нее не достаток. Она работает, если на купленное вами жилье есть спрос. Из-за кризиса, получившего название одноименной программы покупки жилья Subprime, спрос резко упал. И теперь не только бывшие бомжи, отхватившие ссуды на рынках «серого капитала», но и вполне добропорядочные клиенты сели в лужу. Ссуды-то возвращать надо. А с каких доходов?
Ну, это всего лишь цветочки. О ягодках дальше. Ведь деньги даже в самых почтенных организациях не растут на деревьях и не падают с неба, в отличие от долгов. Эти же последние умудряются прорасть, подобно сорнякам, в самых неожиданных местах. Когда неплатежеспособность большей части клиентов, а именно неблагополучных
заемщиков, стало невозможно скрывать, репутация многих иппотечных банков оказалась настолько подмоченной, что они, эти банки, сами попали в список юридических лиц неподлежащих кредитованию.
Все бы ничего, но под "Светлое Будущее" было взято столько денег и в стольких солидных финансовых структурах, что никакие списки оградить себя от неминуемых убытков уже не могли. Сколько ни кричи банкрот, банкрот, сколько ни матери этот самый SUBPRIME, а деньги, которые вы ссудили всяким там ФАНИ МАЙ и ФРЭДИ МАКам обратно не вернешь.
Одним словом, банки и финансовые организации лишились денег. И какие организации. На начало 2008 года "Сити Групп" ( да, да, там еще недавно работал наш глава центробанка, Стенли Фишер) потеряло 22 милларда долларов, "Мэриал Линч" – 18, остальные не менее важные банки по мелочи от 5 до 10 миллиардов, на общую сумму 500 миллиардов долларов США ( про 5.5 триллионов тогда еще не знали). Но банки владеют не только деньгами. Они самые крупные держатели акций, облигаций, долговых обязательств и прочих ценных бумаг. В затруднительном положении, а они таки в нем оказались, эти ценные бумаги выбрасываются на биржу. И их предложения начинают резко возобладать над спросом. В результате биржевые индексы идут вниз. Раз другой выбросили. И на бирже начинается паника.
А паника на бирже, как и паника, вообще, ничего общего с разумными поступками не имеет. Все ДОУ и прочие НАСДАКи уже не снижаются, а летят вниз. Уже никого не интересует, кто и сколько заработал, какие доходы у фирмы. Скорее скинуть, продать, спасти деньги или то, что от них осталось. Спастись удается очень немногим. На «Титанике» и то большему количеству людей повезло. Да вот и пример. Акции предприятий, выпускающих удобрения, росли до середины этого года и радовали душу вкладчиков вопреки мрачным настроениям в сфере финансов. Продовольственный кризис, понимаете ли. И вдруг, разом все начало рушиться. Не просто снижаться, а пикировать. Стали появляться объяснения в разных Интернет-порталах. Мол, цены на кукурузу и пшеницу упали. Вот и цена на удобрения рухнула.
Здесь-то меня и прорвало. Я знаете ли, кое-что смыслю в сельском хозяйстве. Во первых, еще несколько лет назад в мире числилось около 800 миллионов голодающих. Что все накормили. Не думаю. Но дело даже не в хлебе, хотя при все возрастающем населении Земли потребности в нем могут только расти. Дело в почве, которую, чем больше обрабатываешь, чем выше урожаи, тем больше в нее надо вкладывать средств. В смысле удобрений. Экономия всегда выходит боком владельцу. Обрабатывают их на протяжении вот уже сотен лет. И то недороды случаются. Целинных плодородных земель практических не осталось. И потому удобрений требуется все больше и больше. Никуда не денешься. Кстати, квартальные отчеты о доходах компаний, их производящих, сообщают все о новых и новых рекордных прибылях…, а акции этих фирм падают в цене иногда на 10-15 процентов за день. Как будто это «ЭНРОН» какой-то.
Вы только представьте, ваши доходы растут, а цена вашего же предприятия падает. Акция – не просто ценная или бесценная бумага, она частичка предприятия. Иными словами, каждый кирпич, шпингалет, станки, машины и прочие составляющие производства с каждым днем стоят все меньше и меньше. Заработки, в смысле прибыль, в наше время дело не верное. Сегодня есть, завтра нет. Банки уже не верят никаким аргументам. Даже самым убедительным, очевидным, вроде приведенных выше. Единственно, подо что можно получить деньги на развитие – это, грубо говоря, само предприятие. Точнее под те ценные бумаги, дающих право, на владение и участие в прибылях заводов и фабрик. А они, нынче, мягко говоря, не в цене. Круг замкнулся.
Но есть производства, которым, не смотря ни на что, просто необходимо развиваться. И о некоторых из них, я только что упомянул. Пища и лекарства нужны всем. Голодным и больным плевать на финансовые проблемы банков. Но именно, благодаря этим проблемам, люди впадают в нищету и терпят лишения.
Естественно, что в таком безумном мире никто и гроша не вложит в расширение производства. А дальше замедление – стагнация – депрессия – ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ.
Домов строится меньше, работников с предприятий увольняется все больше и больше. Принцип прост. Лучше не произвести, чем перепроизвести. Вот вам и реализация помянутого в самом начале главного и единственного принципа делового человека: «ДЕЛАЙ ДЕНЬГИ, ДЕЛАЙ ДЕНЬГИ, ОСТАЛЬНОЕ ДРЕБЕДЕНЬ».
И на этом радужном фоне происходит падение цен на нефть. Нефтяная лихорадка пошла на спад? Увы, это лишь новый виток болезни, начавшийся в прошлом 2007 году.
Образно говоря, температура в 42 градуса не сулит ничего радостного больному. Но если температура его тела упала до 16 градусов (то есть уменьшилась во столько же раз, как и цена на нефть). Это означает, что пациент отошел в мир иной. А для мирового хозяйства то, что ему не до песен.
Надо прямо, сказать, что нефтяная лихорадка – это еще одна грань того финансового безумия, которое охватило мир сегодня. Во всемирный проект добычи углеводородов, тот же мировой SUBPRIME, вложены огромные средства. Все ждут огромных прибылей. Бюджеты нефтедобывающих стран рассчитаны на огромные поступления от нефтяных компаний. И тут все катится в тартарары. Бюджет не выполнен, вместо профицита, дефицит. Дальше волнение населения, нестабильность, войны, как средство отвлечь людей от тяжелых дум. Короче, смутное время.
Самое время поставить два вопроса, волнующих нашу бессмертную душу. КТО ВИНОВАТ? И ЧТО ДЕЛАТЬ. Ну виноватые всегда найдутся. Хотя мало кто решит пересмотреть уже дважды помянутый девиз современного рыночного хозяйства. Мы с него начали эту статью и несколькими абзацами выше повторили. Это все о том же: ДЕНЬГАХ и прочей ДРЕБЕДЕНИ.
Ведь нефтяные компании тоже делали деньги, в смысле нефть качали. Распускали между тем слухи о скором конце нефтяных запасов на Земле. Политики нагнетали напряжение и пр. и пр. И никто, ни одна собака, хотя к этим животным у меня меньше всего претензий, не занималась нефтяной геологией в необходимых для стабильного развития хозяйства масштабах.
Мексика призналась первой, что последние двадцать лет (!!!) ее не интересовали подобные изыскания. Россия их так же не вела, хотя пустила утку о богатейших залежах нефти и газа в Северном Ледовитом океане, и предъявила свои права на них. Кто, где и когда это проверял, так и осталось неизвестным. Уж точно не Папанин и его последователи, дрейфовавшие на льдинах в прошлом веке. А без поискового и разведочного бурения в районах предполагаемых залежей, утверждать подобные вещи – наглость неслыханная. Но главное, что и бурить пока нечем.
США тоже отличились. У них особым законом, до последнего времени было запрещены всякие работы по поиску энергоносителей ( в смысле бурение) на атлантическом и тихоокеанском шельфах. Оно и понятно, посетители пляжей могут не одобрить. И в таком блаженном неведении многие страны пребывали десятки лет. Как тут не возникнуть ажиотажу? Как не взвинтить цены до небес? И уж те, кто привык ДЕЛАТЬ ДЕНЬГИ, этого не упустят. А потом, потом хоть трава не расти.
И вот здесь хотелось бы сказать несколько добрых слов о бизнесменах. Они, дорогие граждане, не так уж и виноваты. Конечно, когда прибыль – единственное мерило успеха, о разных там новациях и стратегии развития говорить не приходится. Но ничего не поделаешь: условия выживания таковы. Сплошь по Дарвину. Хищник не думает о будущем. Ему важен день сегодняшний. А сегодня Акела промахнулся.


Часть 3. ВТОРОЙ ЗАКОН МАЛЬТУСА ИЛИ ПРИНЦИП ГРАНАТЫ.

Если вы знакомы с пиротехникой, то вам не надо объяснять, как устроена граната.Но даже в том случае, когда человек полный профан в этой области, он не станет дергать за колечко, чтобы удовлетворить свое любопытство. Почему? Вопрос не так уж и глуп, каким может показаться по первоначалу. Дело в том, что он, человек, знает о последствиях.
Знания, как известно, - Сила. Но, почему тогда мы, живя в современном мире, мире знаний, мире науки, постоянно ими пренебрегаем? Ну, не то, чтобы совсем плюем. Конечно, нет. Все, что может дать прибыль, выгоду, «бабки» и дать незамедлительно идет с молотка. А вот всякая там «заумная дребедень», из которой пальто и панталоны не построишь, совсем не в цене. И самое ужасное, что большинство экономистов, заметьте, экономистов этих гуру современной жизни вполне одобряют подобное положение вещей. Мол, рынку не надо, значит свободен. И мало кто, а может быть и совсем никто, не заступился за эту «заумь».
Так и живем. Рынок сказал НАДО, народ ответил ЕСТЬ. Все быстрей, всего больше, только дешевле не получается. Короче, современная экономика, и с этим мало кто будет спорить, напоминает самоубийцу обложившего себя канистрами с бензином, нефтью, газом и прочими горючими веществами. Фитиль уже подожжен. Остается ждать взрыва.
Теперь о главном. О голоде. Том самом бедствии, которое веками поражало и продолжает поражать страны и континенты. Голод подкрадывается не заметно. Опустошения, производимые им, часто напоминают взрыв бомбы. Атомной бомбы.
Только в двадцатом веке в Африке, в зоне Сахеля, что расположена южнее пустыни Сахара, он, голод, унес более полумиллиона жизней. Чем не Хиросима? Дважды засуха поражала этот район Земного шара и…

ЗАКОН «2-х Э»

Однако вряд ли стоит описывать те ужасы. Моя задача в том, чтобы попытаться понять. Почему подобные явления постоянно случаются на протяжении столетий? Почему всегда они так неожиданны? Ведь многие природные бедствия мы научились если не предупреждать, то хотя бы предсказывать. Должны же, наконец, существовать причины.
Безусловно. И одну из них лет триста-четыреста назад сформулировал монах Мальтус. Тем, кто о нем не слышал, сообщаю. Монах, жил в Англии. Постился, Молился. В редкие часы досуга (монашеская братия кормилась трудом рук своих) размышлял, подсчитывал. И… пришел к выводу, что человечество не в состоянии прокормить самое себя. Оказалось, что сельскохозяйственная продукция, производимая людьми из года в год в 16-17 веках, может увеличиваться лишь в арифметической прогрессии. Тогда как численность самого населения растет … в геометрической прогрессии. Для тех, кто не силен в математике, уточню. Те величины, что растут в арифметической прогрессии, на порядок уступают тем, что увеличиваются в прогрессии геометрической. Иными словами, нас становится все больше и больше, а производство продуктов не поспевает удовлетворить всех. Отсюда бедность и нищета и все, что связано с этими худшими из пороков.
Сообщив о своих заключениях миру, он навлек на себя гнев высоколобых интеллектуалов. Случилось это не сразу. Современники, видимо, отнеслись к его выводам с пониманием. А вот уже в девятнадцатом-двадцатом веках, когда идеи прогресса завладели умами экономистов и прочей передовой общественности, без его имени не обходилась, ни одна критическая статья. Видимо, поэтому, когда я впервые услышал о Мальтусе, то подумал, что он мой современник. «Человеческий разум, -вещал лектор, - способен творить чудеса… и трам – тарам-там-там туды-растуды его Мальтуса теорию!!!»
О способностях всесильного человеческого разума мне довелось услышать буквально через час. На следующей лекции о последствиях технического прогресса. Уже другой профессор, со скептическим складом ума, поведал нам, что существует жесткая зависимость между успехами экономики и состоянием окружающей среды, экологии.
Эдакий закон «2-х Э». Оказалось зависимость сия обратно пропорциональна. Чем более успешно развивается первое «Э», то есть Экономика, тем печальнее состояние второго «Э» - экологии. Уже в конце девятнадцатого века, «успешное» освоение черноземных степей Российской Империи, превратило страну в житницу Европы… . И трижды порождало ГОЛОД в самом Черноземье. Еще вожди мирового пролетариата пребывали в младенческом возрасте, а гладомор уже уносил жизни людей.
Все объяснилось просто. Черноземы были очень богатыми почвами. Поэтому их бессовестно эксплуатировали. Техника становилась все мощнее, черноземы все беднее. Вода и ветер уносили плодородный слой. Вода в овраги, которых становилось все больше. Ветер не весть куда. Овраги – это еще и дренаж. Чем глубже овраг, тем почва легче избавляется от влаги. Там, где оврагов больше засуха наиболее вероятна. Поверхность земли, естественно, неровная. Вода стекает из высоких мест в низкие. Затем еще ниже. И несет с собой верхний самый плодородный слой почвы. Овражная сеть растет. А вместе с ней почвы теряют необходимую растениям влагу. А без воды, как вы сами понимаете….
Теперь о трагедиях в Сахеле. Здесь оказывается тоже не обошлось, без технического прогресса. Дело в том, что в зоне саванн живут многочисленные племена скотоводов. Живут сотни, а может и тысячи лет. Уровень жизни кочевников не высок. Отсюда высокая детская смертность, болезни, в засушливые годы полуголодное существование. «Доброхоты» из ООН и других международных организаций решили оздоровить ситуацию. Начали борьбу с детской смертностью и болезнями. Население саванн резко выросло. Чтобы прокормить население решили оздоровить их хозяйства. Опять вакцина, но уже для скота. Ну, что ж и его поголовье пошло вверх.
Беда в том, что большие стада сильнее вытаптывают почву. А почва здесь пылеватая. Объясняю. Минеральная часть почвы состоит из песка (крупные частицы), пыли (средние по величине частицы) и глины (очень мелкие частицы). Пыль обладает всеми отрицательными качествами песка (не насыщается водой) и глины (уплотняясь, не пропускает воду). И поэтому, после сезона дождей, влага слабее задерживалась в ней (испарялась, стекала в овраги). Без влаги пастбища обеднели, травы стало меньше, падеж скота увеличился. А, вслед за падежом скота, люди стали голодать и умирать. Исправить положение не удалось даже экстренными поставками продовольствия. Территории огромные, пойди, отыщи на них всех кочевников. И это повторялось в зоне Сахеля во второй половине двадцатого века дважды. Промежуток между трагедиями составил всего двадцать лет. Но ведь их можно было предотвратить, поработай в этой зоне какие-нибудь «заумные» почвоведы и экологи, которые сегодня во многих страх мира, например, в большинстве своем либо работают не по специальности, либо сидят без работы.

НОВЫЕ БУРАТИНО ИЛИ БЛАГИЕ ПОЖЕЛАНИЯ.

Здесь, пришло время задуматься, не о всесилии человеческого разума, а о том, в каких, так сказать, условиях ему приходится работать. Какие задачи ставит перед ним современное сельское хозяйство. Какие цели, наконец, стоят перед самим сельским хозяйством.
Несколько лет назад мне довелось побывать в Кении. Причина, по которой в этой далекой африканской стране потребовался почвовед, оказалась самой тривиальной. Не росли цветы. Необычно было то, что вызвали именно почвоведа. Ни агронома, ни специалиста по защите растений, а человека, который уже годами в Израиле перебивался случайными заказами или вообще работал не по специальности. Оказывается, все остальные побывали здесь до меня, но результат оставался прежним – 70-80 процентов грядок приносили лишь одни убытки. Объяснение неудач оказалось до смешного простым. Почвы содержали много пылеватых частиц, и после полива уплотнялись настолько, что корни не могли получить достаточно воздуха. Растение задыхалось и гибло.
Так вот, задачка для читателя. Что, по его, читателя, мнению, пытались получить эти бизнесмены в Африке? Вы полагаете – цветы? Отнюдь. Прибыль, деньги. Добро бы, жажда обогащения шла рука об руку с желанием наиболее рациональным способом произвести продукцию, то есть эти самые цветы. Увы, рационализм у большинства современных производителей связан исключительно с сокращением расходов на производство. Именно поэтому, пригласившая меня фирма, выбрала местом своей деятельности Африку, где стоимость рабочей силы вне конкуренции: около двух долларов в день. И именно, поэтому не удосужилась проверить почвы, которые собиралась использовать, на их «профпригодность». Да и подозревали ли они тогда о существование почвоведения? Ведь университеты Израиля не выпускали специалистов в этой области с семидесятых годов прошлого столетия. Рынок не нуждался в их услугах.
А теперь вернемся к событиям в Сахеле. И там никто не просчитал возможную нагрузку на пастбища. На те самые почвы саванн, которые так жестоко «отомстили» людям, вся вина которых состояла в том, что они приняли помощь из рук мало компетентного дарителя. «Услужливый дурак, - писал дедушка Крылов, - опаснее врага».
Интересная картина получается. Рынок, рыночные отношения, которые считаются
панацеей экономического процветания, приводят к убыткам (мой случай) и голоду (трагедии Сахеля). В пору задаться извечными вопросами. «Что делать?» И «Кто виноват?».
А если вопросы поставить иначе. Может ли производитель заниматься всеми без исключения проблемами? Селекцией и защитой растений, например? Развивать учение о почве? Решать экологические проблемы? То есть работать во всех тех областях, которые приведут его к финансовому краху. Затраты велики. И потому денег на само производство просто не останется. «Ну, так пусть этим занимаются другие фирмы»,– радостно скажете вы. Но ведь и их «продукция», которую нельзя пощупать, съесть или, на худой конец, сразу запустить в производство, до поры до времени, никому не нужна. Так что ни один
производитель…
Стоп! А почему, собственно, этим должен занимать исключительно производитель?
Как ни крути, СТРАТЕГИЯ развития прерогатива ГОСУДАРСТВА. А вопросы обеспечения населения продуктами питания – задача стратегическая. Да, тысячу раз да. Оно, это ГОСУДАРСТВО, – плохой и даже очень плохой менеджер.
Но, кто предлагает создавать госмонстров, существовавших в СССР? Закон – учреждение, контролирующее его исполнение (совсем не обязательно госучреждение, а обычная частная фирма), - исполнитель госзаказа – производитель продукции. Вот схема взаимодействия. Есть же среди законодателей и исполнителей умные головы. Во пусть и работают. Создают наиболее эффективные схемы взаимодействия между знаниями и бизнесом.
Есть в Израиле такая организация МААЦ. МААЦ выполняет важную функцию: подбирает участников для строительства дорог, мостов, домов. Без него, МААЦа, и контроля, который он организует, все построенные объекты обошлись бы дешевле. Но дома и мосты падали, гораздо чаще, ну, и аварий на дорогах было бы несравненно больше. И все потому, что контроль за соблюдением государственных стандартов дорогого стоит. Но, а есть ли подобные «маацы» в сельском хозяйстве, например? Увы!
Если вас все же не оставляет мысль об удорожании производства из-за «лишних расходов», приведу пример из собственной практики. Фирма, которая пригласила меня в качестве эксперта по почвам, предварительно зарыла в землю около 4 миллионов долларов. И место сие не было ПОЛЕМ ЧУДЕС В СТРАНЕ ДУРА… простите Республике Кении. Сколько же уходит денег на попытки ликвидировать последствия голода, вряд ли знают даже в ООН.

ЧТО ПОЧЕМ?

Кстати, голод порождает не только недальновидное ведение сельского хозяйства. Современный мир – это мир потребителя энергии, мир, который зиждется на углеводородном сырье. Производство зерна, молока, мяса, технических культур – все требует удобрений, ядохимикатов и самое главное техники: тракторов комбайнов и прочее и прочее. Как все это получить, не используя нефтепродукты, пока ответа нет.
Но цены на нефть за последний год выросли вдвое. Затем нефть «упала» в цене. Кавычки поставлены не случайно, так как еще года три-четыре назад цена в 50 долларов за баррель заставляла падать ниц все мировые биржи. Помните времена, когда Дж. Буш шел на второй срок президентства. А всемирно известный комик Уго Чавес угрожал поднять их аж до 70 долларов. Естественно подорожало все, что хоть каким-то образом связано с нефтью. А какое производство не связано с нею?
Здесь нужно отдавать себе отчет в том, что современное сельское хозяйство не просто прямо или косвенно потребляет разные виды горючего. Оно стало интенсивным. Это означает, что с каждого квадратного метра используемой площади необходимо собирать максимальное количество продукции. У почвы, которую все еще используют для получения пропитания, возможности ограничены. Чтобы поднять ее плодородие на новые высоты, последние лет сто применялись самые разнообразные удобрения. Но и здесь уже близок предел. За дело взялись генетики и вывели новые высокопродуктивные сорта сельскохозяйственных культур. Опять мало. Стали создавать системы, из которых почва полностью исключена. Продуктивность опять возросла. Мне довелось побывать в израильских овощных хозяйствах, где восемь тонн помидор с дунама (1000 кв. метров) какого-то порошкообразного вещества - тревожный сигнал. Все старались добиться урожайности в сорок тонн. И что появились на рынке дешевые помидоры? Помнится, когда впервые цена на них поднялась до трех долларов за килограмм, все заговорили о помидорном кошмаре. Где сегодня эти охи и ахи?
Удивляться не чему. Затраты на производство высокотехнологичных
сельскохозяйственных систем растут быстрее, чем урожайность зерна, овощей и фруктов. Модель 2010 года всегда будет стоить дороже модели 2008 года. В начале двадцатого века урожайность пшеницы не превышала десяти центнеров с гектара. Сегодня она достигла
шестидесяти, а иногда восьмидесяти центнеров. Шутка ли, выросла в шесть-восемь раз.
Ну, а если сравнить стоимость современного трактора, комбайна и прочего оборудования со стоимостью крестьянской лошадки и стоимостью труда мужичков, которые всю работу проделывали в ручную.
Конечно, от количества продукта зависит и его цена на рынке. Но есть и основные затраты, от которых трудно куда-то уйти. И они, эти затраты, сильно сказываются на самом производстве. Оно мало доходно. Загляните на биржу. Много ли там компаний, производящих зерно, молоко, мясо. На Тель-авивской бирже ни одной. А, между тем, Израиль одна из ведущих мировых держав в этой области. Иными словами, здесь не разбогатеешь. Не хай-тек. Зато все производства, что обслуживают сельское хозяйство, растут, как на дрожжах. Стоило только появиться сообщениям о надвигающемся продовольственном кризисе, как акции фирм, производящих удобрения, препараты для защиты растений от вредителей взмыли вверх. В течение двух-трех недель капитализация этих предприятий возросла в полтора раза. Ведь предстоит расширение пахотных площадей. А стало быть, рост производства техники, удобрений, ядохимикатов и естественно увеличение потребления нефтепродуктов. Круг замкнулся.
А теперь о ценах. Если вы смотрите телевизионный канал Bloomberg, обратите внимание на нижнюю бегущую строку. Там, время от времени в разделе Commodities можно увидеть, что почем в настоящий момент на основных рынках мира. Так вот, цена на пшеницу, а это основной продукт питаний для большинства людей на нашей планете, колеблется в пределах 500-600 долларов за тонну, а иногда достигала 900. Легко подсчитать, что килограмм зерна обходится в 50-60 центов, килограмм муки дороже (зерно смолоть надо: труд плюс энергия), килограмм хлеба еще дороже (дрожжи, соль, сахар добавки разные и опять труд плюс энергия). Стоит ли удивляться, если полученная в результате всех этих процедур буханка хлеба будет стоить доллар-полтора. Конечно, нет.
Проще говоря, кенийский труженик (смотри выше) за день зарабатывает на полтора-два батона этого самого основного продукта питания. В семье из четырех человек (а в Африке семьи гораздо многолюднее) таким образом, при одном кормильце, будет приходиться до 350-500 граммов хлеба в день на одного человека. Не многим выше, чем в блокадном Ленинграде. А безработица в республике Кения достигает местами пятидесяти процентов. Вот и голод на пороге.
Да что там Африка. Полгода назад даже в США ограничили продажу риса. Два килограмма в одни руки. Говорят, все китайцы и индийцы съели. Вот так, проснулись по утру, поняли, что разбогатели и давай рис столовыми ложками за обе щеки. Когда слышишь подобные объяснения, как-то неудобно становится и за тех, кто говорит
подобные глупости, да и тех, кто им внимает и верит. Китай и Индия страны рыночной экономики. И на рост потребления этого продукта, а он происходит постепенно, а не скачкообразно, как, впрочем, и рост благосостояния, реакция может быть только одна: увеличение посевных площадей. Допустим, что оба государства не заметили рост доходов у своих граждан. Что само по себе маловероятно, так как в этих странах люди платят налоги. Больше денег собрано, стало быть, и доходы выросли. Но есть же, наконец, долгосрочные договора о поставках, нарушать которые себе дороже. Следуя этой логике, нормировать рис надо не в США, а как раз в Китае и Индии.
И опять же о доходах. Знаете ли вы, сколько зарабатывает большинство китайцев? По одному израильскому каналу год назад прошел фильм «Китайский блюз».
В нем рассказывалось о нелегком труде девушек в Шанхае на текстильном предприятии, где рабочие смены продолжаются по 14-16 часов, а заработки не превышают трех долларов в день. Как растет ваша зарплата дорого читатель? Так ли, что вы в один день способны скупить все продукты и оставить американцев голодными? Почему же тогда надо верить, что в Китае и Индии работодатели такие транжиры - гуманисты. Кстати, какова стоимость риса в наших магазинах? Правильно, она недавно начиналась с трех долларов за килограмм. Сегодня чуть ниже «всего» - два. Это при падении цен на нефть в три раза! В странах производителях цена на рис явно ниже. Но, не забывайте, наш минимальный заработок в десять раз выше, чем средняя зарплата китайца в Шанхае. А цены в отличие от людей не терпят дискриминации. Хлеб, он и в Африке хлеб.
Нефть…. Ой, как же мы отвлеклись и забыли о самом главном. Если говорить серьезно, то стоимость углеводородного топлива, и есть та самая чека, выдернув которую
из гранаты (а вся мировая экономика создана по ее принципу и подобию), мы открыли
новую страницу в истории кризисов…. И сформулировали ВТОРОЙ ЗАКОН МАЛЬТУСА. «ДОХОДЫ БОЛЬШИНСТВА НАСЕЛЕНИЯ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ НЕ ПОСПЕВАЮТ ЗА РОСТОМ ЦЕН НА ПРОДУКТЫ ПЕРВОЙ НЕОБХОДИМОСТИ».
Стало быть, до победы над голодом нам еще далеко.
Но заканчивать статью на столь пессимистической ноте мне совершенно не хочется.
Тем более что в законах Мальтуса нет никакого фатализма, неизбежности. Все, против чего они направлены и от чего предостерегают – это против бездумной гонки за прибылью.
Рынок, господа, - всего лишь место, где товары и услуги меняют на деньги.
А вот как мы построим рыночные отношения, насколько разнообразен будет ассортимент
предлагаемой продукции и вся ли она будет направлена на удовлетворение лишь наших физиологические потребностей, а пища для ума окажется совершенно не нужной, зависит исключительно от нас.
Основными энергетическими ресурсами для человека всегда были земля, вода и солнечная энергия. И если мы о них не будем забывать, то и кризисы в экономике станут происходить гораздо реже, а жизнь станет веселее и беззаботнее.


Часть 4.БОССЫ ВЫБИРАЮТ СОЦИАЛИЗМ.

Все говорят: «Рынок! Рынок!». Ото всех слышу про него. А что собственно в нем такого нашли? Товаров много? Услуги всякие там? А деньги где взять? Работать!? Так с работой теперь те же самые проблемы, что и с ширпотребом при «развитом социализме». Мало, а о качестве и говорить не приходится.
Кабы взять все эти товары и с ними в то время, когда все по специальности работали да еще носом вертели. Мол, нам бы в Академию наук, а не в производственную шарагу. Чтоб два дня в неделю на работу ходить, а остальное время в «библиотеке» сидеть. В отпуск на целый месяц, а не какие – то там восемь-десять рабочих дней. Путевки в санаторий…. . Куда там? Забудь дорогу, всяк сюда входящий. Добродушно посоветовали мне более опытные товарищи. Наша прошлая жизнь и то, что мы называем жизнью сегодня, вещи несовместимые. Ошибались, они ой, как ошибались. Но обо всем по порядку.
Забыть о социализме, так и не дали. Первым местом работы на родине стала для меня бензозаправочная станция в городе Бат Ям. Ее хозяин, по непроверенным источникам, владелец многих миллионов долларов, был социал-демократом. Да, не простым, а руководителем предвыборного штаба партии «Авода» округа Дан. Его мечты о социальной справедливости, как-то странно уживались со скотским отношением к собственным работникам. Платил нам пять шекелей в час, гонял по двенадцать-двадцать часов в день в будни и праздники. Выгонял с работы при малейшей провинности.
Другой друг социальной справедливости повстречался мне, несколько лет спустя.
Тоже миллионер, тоже хозяин фирмы. Этот не руководил, он спонсировал партию «Авода», применяя незамысловатую схему. Давал каждому сотруднику по семьдесят шекелей в обмен на чек, где значилась та же сумма, выписанный тем же сотрудником. Каждый оставался при своем. А партия получала сразу несколько сот своих сторонников.
Любой намек на улучшение социального положение работника и прочие подобные «глупости» приводили его в ярость. Падение биржи, грязь в коридоре и особенно незапертые средь бела дня ворота (на территорию, которая вовсе не являлась его собственностью) влекли незамедлительные увольнения случайно попавшихся на глаза сотрудников. Ну, а тех, кого он не успел по какой-либо причине уволить, в припадке либерализма любил называть огурцами, шкурками от бананов и прочими нежными эпитетами.
И пример из современной жизни. Вы угадали – это Аркадий Гайдамак, которого совсем недавно посадили в тюрьму во Франции за незаконную торговлю оружием, и его партия "Социальной справедливости". Лично с основателем этой партия я не знаком, поэтому воздержусь от каких-либо комментариев.
Но как не относись к причудам богатеньких Буратино, а вопрос-то остается. Что все-таки подвигло этих столь разных людей бороться за права униженных и оскорбленных, бороться с системой, благодаря которой они обрели немалые состояния? Хорошо бы только они. Но ведь крупнейшая партия страны, партия «Авода», входящая в социалистический интернационал, - это политическое сообщество наиболее богатых граждан Израиля. Хотя и в других партиях есть миллионеры, но наиболее состоятельная публика выбрала СОЦИАЛИЗМ!!!
Задачка, в общем-то, не сложная. Власть – это, пожалуй, первое, что необходимо денежным тузам. Находясь во власти, и о деньгах можно не очень волноваться. Все узнаешь первым. Все под контролем. Случись, что. И акции на бирже можно продать, а уж затем войну объявлять. Популярность, неприкосновенность (до поры до времени), законодательная деятельность – все во благо, все к деньгам.
Второе. Эту самую власть наиболее реально получить из рук тех, кому твои деньги более всего нужны. Короче, социальная справедливость - очень выгодное вложение.
Более того, широкая публика самой различной политической ориентации мечтает работать в государственных учреждениях. Работать там, где их права защищают профсоюзы (вы помните профсоюзы – школа коммунизма, а уж социализма и подавно). А госучреждения в Израиле, так называемый общественный сектор, - это в основном те, кто нами управляет. Министерства и муниципалитеты. Говоря проще, боссы.
Так что же это за система, по имени Социализм, столько раз проклятая за последние десятилетия с высоких трибун? И с чем едят эту рыночную экономику – наше новое светлое будущее.
Кто бы спорил. Рынок, он ого-го. Еще Риккардо и Адам Смит… Проблема в том, что эффективность – это еще не счастье, хотя нам постоянно твердят, что его, счастье, надо заработать. Тысячи лет твердят. Рабство, на заре цивилизации было вон как эффективно. Реки укротили, города построили, сельское хозяйство подняли. Ну, многих осчастливили? А люди стремились к другому: справедливости, равенству, благополучию… То есть к тому, что провозглашает этот самый, тысячу раз обруганный социализм.
Начнем с самого главного - социальной справедливости. Вы помните: от каждого по способностям, каждому по труду. Иными словами, что заработал, то и получил. А что значит по труду? Кто определяет: сколько стоит ваш труд? Если только рынок - плохи наши дела. Тут и работодатель оттяпает свою долю, и посредники разные, и государство обложит налогами. Что останется: объяснять не надо. Правда, если вы член профсоюза и за вашей спиной стоит здоровый коллектив трудящихся, всем этим санитарам леса разгуляться не дадут. Они ни то, чтобы обобрать вас не смогут, но и прежде чем уволить много раз подумают. А вот это уже означает, что вы не только будете получать по труду, но и заработок ваш станет величиной постоянной, а не временной. Вы сможете строить планы на будущее, ваши права на труд, отдых и все что удалось вырвать из пасти…, простите, о чем удалось договориться с работодателем, будут соблюдаться неукоснительно. Иначе суд, штраф, санкции, частное определение в назидание другим "капитанам" индустрии. Вот за это и любят СОЦИАЛИЗМ
Сам был свидетелем, как одна дамочка (понятно, член Гистадрута) в присутствии профсоюзного босса, на невообразимом иврите выставляла совершенно невозможные, по моим представлениям, требования уволившему ее по неосторожности «хозяину». А этот волчара покорно кивал головой. Будет, сделаем, не извольте беспокоиться.
Да и много ли мы знаем, как живут люди при социализме? То есть тогда, когда они социально защищены. Все слышали слова "постоянство". Это слово дорого стоит. С ним увольнения не страшны. Могут, конечно, выгнать. Но, безусловно, за дело. Об отпуске уже говорили. А о беспроцентных ссудах в банках слыхали? О пенсионных фондах, в которые не только вы вкладываете денежки, но и хозяин, фирма? Не об одном, коего у большинства все равно нет. О нескольких. Об образовательных фондах? Тоже нет? Оплате за выслугу лет (причем совершенно не важно, где вы проработали эти годы, хоть на белых, хоть на красных)? Список не окончен. Если продолжить перечисления,статья займет не одну газетную полосу.
Кстати, вспомните недавний дефолт Греции. Госслужащие этой замечательной страны добились таких преференций, что государственный долг превзошел совокупный госпродукт. Проще говоря, чиновники проели все, что заработано народом и еще сверх того...
Очень не хотелось бы предаваться воспоминаниям о прошлой жизни в СССР. Безусловно, она была убога. Но невзрачность бытия, компенсировалась наличием, так называемого, социального пакета. Куда входили и бесплатная, хоть и слегка коррумпированная, медицина. Бутылка врачу, конфеты медсестрам. Вы знали, что скорая помощь всегда приедет. А в больнице, худо бедно, окажут помощь. Что дети будут учиться в школе, а затем если захотят и смогут, поступят в техникум или в университет. Опять не зависимо от ваших доходов. Из квартиры не выселят, хоть годами не плати. Что работа, по специальности, так или иначе, обеспечена. Не Греция, точно, и все равно если не привлекает, то хотя бы позволяет не забивать себе голову элементарными проблемами выживания.
А теперь рыночный вариант. Завтра вам нужно вносить очередную плату за дом, квартиру, автомобиль. Не внесете, раз, другой отберут. Куда деваться, когда именно в этот момент вас выкинули на улицу? А перспективы новой работы весьма туманны. Есть страны, и весьма богатые, где без медицинской страховки и скорая не приедет, и в больнице не примут. Платить нечем. На счете тот же ноль или хуже того минус. Тут и в банке разговаривать не станут.
Одна только мысль о возможности оказаться на улице, в ночлежке или на худой конец переселиться в неблагополучный район. Питаться на помойке или благотворительной столовой. Может надолго уложить человека в постель, к которой и близко не подойдет ни один врач. Или отправить на кладбище, на котором, учитывая состояние вашего банковского счета, вас тоже откажутся принимать. Перспектива. Понятное дело. Вы окоченевший и законсервированный в формалине станете объектом для изучения анатомии для студентов первых курсов какого-нибудь заштатного медицинского колледжа. Ну, как представили? Хотите?
Однако рыночники продолжают утверждать. Всем, сразу хорошо быть не может. Мол, потерпеть надо (для жмуриков в анатомическом театре – это уже не актуально). Экономике, бизнесу важны дешевая рабочая сила и сырье, свобода действий.
А наша свобода и благополучие противоречат их свободе и процветанию. Поэтому коллективные договоры, заключенные при посредничестве профсоюзов, у хозяев, как кость в горле. (Историческая справка: одним из наиболее последовательных и успешных борцов с коллективными договорами был Адольф Алоизович Гитлер). Лучше бы с каждым в отдельности и без всяких там глупостей, в смысле обязательств. Обязан быть может только работник. Тогда экономика станет мощной и сможет всех прокормить, одеть, обуть, сделать счастливыми. К примеру, как это случилось в 30-х годах прошлого века, в Германии.
Но даже в наше либеральное время. Мочь не означает сделать. Ведь ей, экономике, развиваться надо. А счастливым людям жить. Хорошо жить. Противоречие выходит. Если человек всем доволен, то на кой черт, ему работать больше и дольше? Да, и зачем предпринимателю такой работник? Ему голодного, согласного на все подавай. Потому они, предприниматели, и в Африке, и в Азии и, вообще, по всему миру раскинули свои сети. Им не нужно всеобщее счастье.
Теперь о самом главном. Как рынок и социальная справедливость уживаются друг с другом. Скажем прямо. Плохо уживаются. И, казалось бы, ожидать, что «возляжет волк с агнцем» не приходится. Но за дело взялись боссы…
А начальники могут все. Даже осилить труд Томазо Кампанеллы «Город Солнца». Там-то они, видимо, и почерпнули, самое сокровенное из учения социалиста-утописта. Благоденствие одних возможно построить на несчастиях и унижениях других. Если вы еще не поняли, другие – это рабы.
Безусловно, рабство – позор. Но оно так хорошо заполняет любую брешь в любом обществе. Раб - это универсальное решение многих проблем. Рабство устраивало и демократическую Элладу, и деспотическую Персию времен Ксеркса и Дария. Любо посещать гимнасии, дискутировать о свободе и демократии, устраивать олимпийские игры, когда раб работает дома, в поле или мастерской. А толпа наложниц и услужливых евнухов – чем не земной рай?
Поэтому и у Кампанеллы рабы стали, если можно так выразиться, материальным обеспечением свободы для свободных людей, соляриев. Получился своеобразный тандем. Зависимости и свободы.
Надо признать, что примитивное рабство не исчезало долгое время. До второй половины девятнадцатого века и Россия, и США все еще практиковали принудительный труд, все еще торговали людьми для разных хозяйственных и нехозяйственных целей. Встречалось и продолжает встречаться в двадцатом и двадцать первом веках. Но появились и "свободные труженики". Если кого смущают кавычки, советую освежить в памяти романы Гюго, Достоевского, да некоторых современных авторов. По известной аналогии их можно назвать "условно свободными" людьми. И как еще именовать человека, который готов поступиться своей свободой ради куска хлеба, ради возможности выжить. Началась своеобразная реинкарнация рабства.
Можно, конечно, иначе взглянуть на проблему. Если тебя дубинкой не гонят на работу, а ты сам идешь и совершенно добровольно чистишь чужие выгребные ямы, получая за это минимальную оплату, и при этом боишься попросить прибавки к жалованию. Могут выгнать за неумеренные запросы и дурной пример окружающим. Значит – это твой выбор. Радуйся, ты свободен.
И ведь радуются. Полагают, что чем больше денег заработают, тем счастливее и достойнее будут жить. Наивные люди. Они забывают, что денег никогда не бывает в достатке. Банки об этом позаботятся. Ну, а достоинство не измеряется величиной текущего счета. Кстати, как вы думаете, почему коррупция – это любимое занятие в высших эшелонах власти?
Если же вас мои доводы не убедили. Если же вы все еще верите, что ваше счастливое и свободное завтра можно построить, изрядно попотев сегодня, что ж тогда, перефразируя известный ленинский лозунг, можно утверждать: «Светлое капиталистическое будущее – это рыночные отношения плюс дебилизация всей страны». И оно, тем ближе, чем больше людей со мной не согласны.
Ваша свобода действий, уважаемый читатель, предопределена и жестко ограничена потребностями рынка. Будете работать там, где потребуется этому самому прогрессивному из рабовладельцев, если, конечно, ни повезет и вас возьмет под крыло какой-нибудь рабочий коллектив. А работать придется потому, что мы живем в обществе развитых кредитных отношений. Ну, признайтесь, многие из вас не должны банку? И дело здесь не в том, получаете вы за свой труд тарелку супа и место для ночлега или кредит на покупку дома, автомобиля и яхты. Вы одинаково зависимы.
И день, когда в ваших услугах перестанут быть заинтересованы обязательно наступит. И снова надо тащиться на невольничий рынок, искать нового хозяина, рыскать в интернетовских сайтах, чтобы утолить голод или оплатить долги.
А теперь немного о тех, кого сегодня можно назвать рабами.
Израиль: все труженики частного сектора, не имеющие социальных условий, особенно те, кто работает у так называемых "черных кабланов(подрядчиков)".
США: 51 миллионов тружеников, не имеющих медицинской страховки, ну, и остальные миллионы не застрахованные от потери работы, а стало быть, и от судебных исков за невозвращенные банковские ссуды.
Европа: миллионы и миллионы иностранных рабочих… Надо ли продолжать?
Вот, чтобы не оказаться среди изгоев, часть народа предпочитает жить при СОЦИАЛИЗМЕ. И если не посчастливилось построить его ни в одной из стран, то прекрасно удалось организовать в отдельно взятом трудовом коллективе. А боссы? Они такие же люди. И для себя и своих близких они готовы на многое. Даже поступиться принципами рыночной экономики. Повторяю. ДЛЯ СЕБЯ.


Михаил Брук






Космополит К°on


0 Комментарии::

Отправить комментарий

Написать комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More