Blogroll

10 февр. 2012 г.

Мы и Оно - Арабо-израильский конфликт

Дорогой Вова!
Скажу откровенно: свое очередное "открытое" письмо к тебе я хотел посвятить положению русскоязычной общины в Израиле. Но, то ли военная проза получается у меня лучше, то ли жизнь у нас такая, а приходится снова писать отчет о боевых действиях.
Притом, что операция "Литой свинец" в секторе Газы принципиально мало чем отличается от второй ливанской войны (разве что была проведена более успешно), мое повествование о ней будет совсем иным. Меня эти события никак не коснулись. Я не попал в зону ракетных обстрелов, не был призван в армию, а за "Литым свинцом" наблюдал в интернете и в телевизоре. Просто вся эта заварушка является подходящим поводом высказаться по ряду вопросов и заодно прояснить некие моменты, которые во всем остальном мире не могут или не хотят принять во внимание. Все выступления, резолюции, меморандумы и прочие продукты словесной жизнедеятельности мировых субъектов различаются лишь наличием либо отсутствием оговорки о том, что ХАМАС тоже должен прекратить ракетные обстрелы израильской территории. Дальше все одинаково: и про непропорциональное применение силы, и про страдания мирного населения Газы. Ничего удивительного – кадры с разрушенными палестинскими домами и окровавленными людьми вот они, перед глазами, а зреть в корень конфликта и некогда, и лень. Поэтому мне остается лишь надеяться на то, что твое дружеское внимание удержит тебя минут на дцать возле монитора и будет готово воспринять то, чего тебе никогда не покажут по российскому ТВ.Даже те, кто осуждает ракетные обстрелы Израиля со стороны ХАМАСа, продолжают считать действия боевиков, пусть неприемлемой, но все же формой освободительной борьбы. Принято в нашем мире делить всех на угнетателей и угнетенных, в этом сходятся и обыватели, и интеллектуалы. Арабы уже больше полувека играют на этой особенности западного мышления, в то время, как евреи продолжают всем доказывать, что они не верблюды. Мне сейчас, по сути, приходится заниматься тем же самым, это неприятно, но необходимо в целях гигиены. Начнем, как и полагается ученым людям, с древнейших времен.

Примерно три тысячи лет назад на территории современных Израиля и Иордании возникло еврейское царство со столицей в Иерусалиме. В том или ином виде оно просуществовало примерно тысячу лет, пока не было окончательно разрушено римлянами. Надо сказать, что могущественным патрициям никто так отчаянно не сопротивлялся, как евреи. Иудея оставалась самой неспокойной частью Римской империи, а в начале новой эры латинянам пришлось положить не один легион, чтобы подавить еврейское восстание. Это так разозлило императора Адриана, что он изгнал уцелевших евреев из Иудеи, а принадлежавшую им землю назвал Палестиной – в честь филистимлян, с которыми евреи враждовали не одну сотню лет. Филистимляне как этнос больше не существуют и никакого отношения к арабам не имеют, так что и сами арабы, и их друзья сегодня называют бывшую Иудею абсолютно левым именем, да еще и придуманным из чистой вредности. Почти шестьсот лет Палестина (придется и нам называть ее также) оставалась в руках сначала Римской, затем Византийской, империй, после чего ее завоевали пришедшие с аравийского полуострова арабы. На месте иудейского Храма, разрушенного римлянами, они построили мечеть, а сам Иерусалим объявили третьим по святости после Мекки и Медины. Таким образом, Иерусалим стал священным городом трех религий. Что касается христиан, то они напомнили о себе в конце XI-го века, явившись освобождать гроб господень от мусульман. Крестоносцы продержались на святой земле двести лет и были выбиты с нее мамлюками, мусульманским воинским сословием, пришедшим к власти в Египте. Еще через двести лет Палестину завоевали турки и продержали ее в своих руках до конца первой мировой войны.

Все это время евреи, будучи рассеяны по всему миру, молились в сторону Иерусалима и мечтали вернуться на свою историческую родину. Это не значит, что на протяжении двух тысяч лет евреев в Палестине не было. Совершить паломничество на святую землю было великим делом, а уж поселиться там – и вовсе подвигом. Очаги еврейской жизни возникали то в одном, то в другом месте, но о массовом переселении речь, конечно же, не шла. По-настоящему народ Израиля созрел для этого к концу XIX-го века, когда возникло движение под хорошо известным названием "сионизм". Вова, я знаю, ты человек образованный, но объясни при случае всем, кто в танке: сионизм – это не из протоколов сионских мудрецов, это не попытка установить тайную власть над всем миром и выпить всю кровь христианских младенцев. Это движение за возвращение евреев на территорию их бывшего государства с последующим воссозданием этого государства, точка. Впрочем, весьма многие образованные люди проблему видят именно в этом. Дескать, пока евреи мыкались по свету, их земля успела стать исконно арабской, и они решили арабов оттуда вытеснить; арабы стали сопротивляться – отсюда весь сыр-бор. Это не совсем так. Дело даже не в том, что в качестве хозяев арабы продержались в Палестине всего около четырехсот лет – с VII-го по XI век новой эры. Дело в том, что и в качестве жителей их, на момент зарождения сионистской мысли, было в Палестине раз, два и обчелся.

В конце XIX-го века Палестина являлась заброшенной (хочется сказать, богом забытой, но рука не поднимается) провинцией турецкой империи, почти непригодной для хозяйственной деятельности. Земля состояла из песчаных дюн и малярийных болот, а в южных районах представляла собой каменистую пустыню. Деревья были подлинным раритетом, полезные ископаемые отсутствовали вовсе. Поэтому когда сионистские лидеры обратились к турецкому султану с просьбой позволить им селиться на означенной территории, тот особо не возражал. Евреи стали покупать землю по очень высоким ценам, 73% её - у отсутствующих хозяев, проживавших в соседних арабских странах. Деньги на покупку земли давали богатые евреи Западной Европы, а обрабатывать ее приезжали бедные евреи из Европы Восточной, в том числе говорящие по-русски. Но это уже другая история. Важно, что "когда евреи прибыли и начали развивать этот регион, арабы из многих концов обедневшей, теряющей силу Оттоманской Империи Ближнего Востока, хлынули в Палестину искать работу. Многие из современных “палестинцев” являются их потомками" (Кларенс Х. Вагнер). Получается, что часть арабского населения Палестины/Израиля притянули к себе сами евреи, когда начали интенсивную хозяйственную деятельность. За несколько десятков лет еврейские энтузиасты (многие из них были марксистами) превратили вконец запущенную местность если и не в цветущий сад, то в нечто вполне живородящее. Между тем, сионисты прекрасно понимали, что им придется жить по соседству с арабами и были готовы устроить эту жизнь на пользу обоим народам. Строить дороги и системы орошения, открывать больницы и школы. Словом, делиться благами цивилизации, наработанными за две тысячи лет изгнания. Интересно, что ряду арабских лидеров эта идея пришлась по душе. Но, к сожалению, как это часто бывает, победили крикуны и демагоги, и чем больше евреев переселялось в будущий Израиль, тем громче становился их вой. А чем громче он становился, тем больше на него велись англичане, получившие власть над Палестиной в результате первой мировой войны. Поначалу, т.е. в 1917-м году, британские колониалисты обещали не препятствовать еврейской иммиграции в Палестину и даже всячески способствовать созданию на подконтрольной им территории национального еврейского дома. Но у соседей арабов была нефть, и ссориться с ними англичанам очень не хотелось. Потому они и стали вводить квоты на въезд евреев в Палестину. Евреи до сих пор не могут простить англичанам того факта, что их соплеменникам, пытавшимся спастись от фашистской чумы, невозможно было укрыться даже на родине предков – британские власти не пускали. Сами же арабы начали при каждом удобном случае устраивать набеги на еврейские поселения с грабежами и погромами. Это была бета-версия их нынешних террористических подвигов. И когда сегодня некоторые умники в качестве причины террора усматривают израильскую оккупацию, они забывают, что в 20-30-е годы еще не было ни Израиля, ни оккупации. Вот еще одна деталь, проливающая свет на «борьбу» арабского народа против «сионистских захватчиков». Во время второй мировой войны муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хуссейни встретился с Адольфом Гитлером, чтобы обсудить истребление евреев на Ближнем Востоке. Так сказать, за себя и за того парня (Ничего удивительного, Гитлер действительно собирался после Европы завоевать Ближний Восток. Не успел бедняга).

После войны мировая колониальная система стала рушиться. Покидающие Палестину англичане предложили разделить ее территорию на две части – арабскую и еврейскую, в соответствии с концентрацией населения. Иерусалиму же, как спорному городу, решили придать международный статус. ООН этот план приняла, евреи тоже, только арабы заявили, что всякие там империалистические подачки им не нужны, и они будут добиваться всей территории Палестины. Евреи пожали плечами и 14 мая 1948 года провозгласили государственную независимость. На следующий же день на территорию новорожденного государства вторглись армии пяти арабских стран: Египта, Сирии, Ливана, Трансиордании и Ирака. Война длилась больше года и закончилась победой Израиля. Хотя по большому счету война здесь не заканчивается никогда.

Прежде чем начать боевые действия против Израиля, арабские лидеры попросили своих, оказавшихся на еврейской территории, соплеменников перебраться в более безопасное место, пока доблестные воины Аллаха будут сбрасывать евреев в море. Те, кто их не послушал и остался, сегодня являются арабскими гражданами Израиля. Те, кто ушел, вернуться уже не смогли и стали так называемыми палестинскими беженцами – одним из главных арабских козырей в борьбе против сионистов и свидетельством бесчеловечности последних. В качестве обвинения приводится и тот факт, что не все арабы покинули свои дома добровольно – многих евреи выгнали в ходе зачисток. Пусть даже так. Однако палестинские беженцы появились на свет в результате войны, и ответственность за них должны нести те, кто эту войну развязал. И потом, что значит "палестинские"? Никакого палестинского этноса на самом деле не существует, так называемые "палестинцы" – это обычные арабы, ничем – ни языком, ни традициями – не отличающиеся от арабов Египта, Сирии, Ливана и т.д. А учитывая полукочевой образ жизни этого народа, географическая привязка его отдельных кланов вообще очень условна. Так что правильнее называть их все же арабскими беженцами. Необходимо также добавить, что одновременно на Ближнем Востоке появились и еврейские беженцы из арабских стран, причем, в том же количестве. Многие евреи столетиями жили среди мусульман и вполне ладили с местным населением. Ладили до тех пор, пока рядом не возникло еврейское государство. Тогда всю злобу на сионистов арабы стали вымещать на своих еврейских соседях: Ага, теперь у вас есть Израиль, вот и валите туда. Порой дело доходило до откровенных погромов. И уж во всяком случае, спокойно собраться и продать имущество никому не удавалось – только бы ноги унести. Так что восточные евреи попадали в Израиль именно как беженцы – с тряпьем и кучей детей. Об этом мало кто знает просто потому, что Израилю ни к чему было мусолить эту тему. Сионисты для того и создали государство, чтобы собрать в нем евреев со всего мира. И сегодня бывшие беженцы из арабских стран и тем более их потомки отлично устроены и ни на что не жалуются. Что, спрашивается, мешало арабам также пригреть своих братьев, бежавших от войны с евреями? А мешало им стремление любой ценой если не избавиться от еврейского государства, то хотя бы дискредитировать его в глазах мирового сообщества. Реши они проблему арабских беженцев – и некого будет предъявить добрым дядям из ООН в качестве жертв агрессии. Эта бодяга тянется уже 60 лет, а мировой тусняк до сих пор не понял, что его цинично наёбывают.

Однако вернемся в Газу. Газа – это древний город на берегу Средиземного моря. На современной карте она расположена между Синайским полуостровом (Египет) и Израилем. За свою, более чем трехтысячелетнюю, историю евреи то приходили сюда, то снова уходили, так что вряд ли сектор Газы можно назвать исконной еврейской территорией. Во всяком случае, по плану раздела Палестины он полагался арабам. Когда закончилась война за независимость (1948-49 г.г.), большинство территорий, предусмотренных под так и не созданное палестинское государство, отошли соседним арабским странам. Сектор Газы достался Египту. Почти 20 лет "мирное сосуществование" с арабами ограничивалось лишь диверсиями и провокациями со стороны последних, но вот в 1967-м Египет и Сирия снова развязали полномасштабную войну против Израиля, в которую до кучи вмешалась Иордания. Израильской армии потребовалось шесть дней, чтобы разобраться с арабскими друзьями, и на этот раз евреи повели себя куда жестче в отношении тех территорий, откуда их атаковали. Вам удобно обстреливать нас с Голанских высот? Мы забираем у вас (у Сирии) Голанские высоты. По той же причине сектор Газы отошел к Израилю – в качестве стратегически важного объекта. Следует иметь в виду, что еврейское государство не распространило свой суверенитет на территории, захваченные в ходе шестидневной войны, и никаких экономических выгод от них не получило. Израилю важно не владеть этими территориями, а контролировать их по соображениям безопасности, и ничего, кроме головной боли, это ему не приносит.

Я уже говорил, что арабский террор начался здесь еще до появления государства Израиль. В 60-е годы он начал принимать организованную форму. Оставившие сами себя без государства палестинские арабы учредили "Организацию освобождения Палестины" (ООП), которую вскоре возглавил небезызвестный Ясир Арафат. Если всю их витиеватую риторику перевести на простой язык, то освобождать они собирались Ближний Восток от еврейского присутствия. Думаю излишне уточнять, какими методами. Захват и убийство израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде 1972-го года – работа группировки, входящей в ООП. Это самое громкое их дело, хотя в "рутинных" терактах на территории Израиля погибло куда больше народа. Впрочем, подвиги смелых арафатовцев совершались не только в отношении евреев. Попытка государственного переворота в Иордании и гражданская война в Ливане – тоже их рук дело.

Последней попыткой арабов одолеть сионистов в открытом бою стала война Судного дня (1973). В этот, самый святой у евреев, день, когда вся страна постится и молится, Сирия и Египет внезапно атаковали Израиль с двух сторон. Евреи победили и на этот раз. С тех пор арабы целиком переключились с военной формы "сопротивления" на террористическую и дипломатическую. Обе непосредственно связаны друг с другом. Суть в том, чтобы диверсиями и провокациями вызвать евреев на ответные меры, а потом вопить на всю ООН об израильской военщине. Так возникла, например, злополучная резолюция, приравнивающая сионизм не то к расизму, не то к нацизму. Протолкнули сей маразматический высер арабские страны при поддержке социалистического лагеря. А в 82-м году непрекращающиеся обстрелы северных районов Израиля с территории Ливана (там, на юге, в лагерях "палестинских беженцев" засели боевики ООП) вынудили армию начать военные действия (так называемая первая ливанская). Арафат со своими приближенными бежал в Тунис, а израильская армия заняла 10-километровую приграничную зону южного Ливана, чтобы предотвращать возможные враждебные действия. Разумеется, мир снова осудил агрессоров и оккупантов.

Девяностые годы в еврейском государстве знаменуются началом так называемого мирного процесса. Надо сказать, что к этому времени Израиль уже подписал мирный договор с Египтом, вел успешные переговоры на эту же тему с Иорданией и находился в нормальных отношениях с такими государствами, как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и т.д. Появилась надежда, что если помочь палестинским арабам создать собственное государство на территориях, отведенных им еще в 47-м году (то есть на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газы), то они сразу станут белыми и пушистыми и прекратят заниматься террором. Но тут еврейские мечтатели с удивлением обнаружили, что вести переговоры-то и не с кем. На указанных территориях действовали разрозненные группировки и каждая на свой лад орала об освобождении Палестины от оккупантов. Тогда на свет божий, аки чертик из табакерки, был извлечен тунисский изгнанник Ясир Арафат – вот, кого мы помажем на будущее палестинское царство. Все это происходило под патронажем США, давно мечтающих помирить братские народы арабов и евреев. Израильский премьер и палестинский лидер на фоне улыбающегося Клинтона подписали договор о взаимном признании. Соглашение предусматривало контроль Организации освобождения Палестины над Западным берегом и Газой, с планомерным расширением ООП сначала до автономии в пределах Израиля и вплоть до создания независимого государства. Соответственно, к этому моменту Израиль должен отвести войска с указанных территорий. Момент этот до сих пор не наступил.

Не стану вдаваться в детали, но пока наши и мировые пацифисты мусолят свою голубиную тему, пока собирают свои очередные тусняки, радикальные арабские лидеры звереют все больше. В какой-то период не проходило и недели, чтобы в Израиле не взрывался хотя бы один автобус – вследствие действий террориста-смертника. Взрывы гремели в торговых центрах, в клубах и на дискотеках, каждый раз гибли и калечились десятки людей. Все очень просто: любое соглашение с Израилем предполагает некий компромисс, хотя бы признание за еврейским государством права на существование, а многим это совсем не по душе. При этом существует большая разница между тем, чтО палестинские лидеры говорят по-английски для мировых информационных агентств, и чтО – по-арабски, для внутреннего употребления. Известно, что сам Ясир Арафат, получивший нобелевскую премию мира за свою готовность к оному, лично финансировал ряд терактов против Израиля. Как раз из этих денег, наверное. Все это не смущало израильское руководство. Дабы подтвердить свою добрую волю и стремление к миру оно инициировало одну "болезненную уступку" (термин наших политиков) за другой. Например, вывести войска из Южного Ливана. Результат не замедлил сказаться: место израильских военных немедленно заняла радикальная исламистская организация "Хизбалла", которая и спровоцировала два с половиной года назад вторую ливанскую войну.

В 2005-м году на этой же волне любви и всепрощения наше хиппи-правительство решило размежеваться с сектором Газы. Народ Израиля такого босяцкого жеста в целом не оценил по очень простой причине: из сектора Газы на приграничные населенные пункты регулярно летели ракеты "Касам". Об этом чуде палестинского гения стоит сказать особо. Ракеты "Касам" производятся сарайно-кустарным способом из металлических труб, сахара и селитры и летят примерно на 10 километров или чуть больше. Кто-то из израильских политиков назвал их "пуколками". Действительно, рассматривать их в качестве наступательного вооружения просто смешно. Но когда такая ракета попадает в жилой дом, она ранит и убивает людей, и тут уже не до смеха. С 2001-го года "касамы" стали символом арабского "сопротивления" и повседневной реальностью израильских населенных пунктов, граничащих с сектором Газы. И вот на этом фоне премьер-министр Ариэль Шарон решает вывести из сектора солдат и демонтировать еврейские поселения. Можно сколько угодно ругать его за это, но сегодня одностороннее отступление из Газы следует рассматривать в качестве наиболее чистого эксперимента, проверяющего гипотезу "территории в обмен на мир". "Вы говорите, что мы оккупанты? – Хорошо, мы уходим, а вы прекращаете нас обстреливать". Думаю, ты уже догадался, что с тех пор ракетно-минометные обстрелы Израиля только усилились.

Дальше – хуже. В начале 2006-го Израиль вместе с США решили помочь Палестинской автономии провести подлинно демократические свободные выборы в законодательный совет. Чтобы, разумеется, приблизить наступление мира. Итог был неожиданным: большинство голосов набрала радикальная исламистская партия "ХАМАС". Надо сказать, что израильские спецслужбы в свое время (в 80-е годы) сами помогли ХАМАСу появиться на свет. Они считали, что религиозная организация не станет проповедовать и практиковать террор. Получилось все с точностью до наоборот. Я не питаю никаких иллюзий относительно Организации освобождения Палестины, которую сторонники мирного процесса усиленно навязывают в качестве партнера по мирным переговорам. И все-таки ООП признает еврейское государство хотя бы на словах, хотя бы при соблюдении ряда условий. Можно назвать их умеренными террористами, если такое вообще возможно. ХАМАС же открыто провозглашает своей целью уничтожение Израиля и установление на всей территории "Палестины" государства шариата, т.е. государства, правовые нормы которого будут основаны на нормах ислама. В Палестинской автономии наметился политический кризис. С одной стороны приемник Ясира Арафата Махмуд Аббас (сам Арафат скончался в 2004-м году не то от геморроя, не то от СПИДа) и вся его администрация, состоящая из членов ООП, с другой стороны – ХАМАС в качестве парламентского большинства и примкнувшие к ним радикальные группировки. В глазах последних любой, кто ведет переговоры с Израилем и хочет (или хотя бы делает вид, что хочет) заключить с ним мир – трус и предатель интересов "палестинского народа". Летом 2007-го ХАМАС сотоварищи совершили вооруженный переворот и полностью захватили власть в секторе Газы. Со сторонниками ООП особенно не церемонились, вырезая их целыми кланами. Кто мог, сбежал через Израиль на Западный берег реки Иордан, где расположен еще один кусок Палестинской автономии. Таким образом, сектор Газы, хоть формально и продолжает считаться частью автономии, на деле является не признающим никого и ничто анклавом, откуда продолжают лететь ракеты и минометные снаряды и предпринимаются постоянные попытки заслать на территорию Израиля террориста-смертника. Хамасовские умельцы постоянно совершенствуют свои самопальные ракеты, делая их мощнее и дальнобойнее. К тому же в их распоряжении появляются куда более серьезные игрушки, получаемые из Ирана.

Сегодня Иран, будучи теократическим государством, претендует на лидерство в исламском мире и является основным врагом Израиля. Наиболее одиозные выходки президента Ахмадинеджада – это отрицание Холокоста, призывы стереть "сионистское образование" с карты мира и т.п. Это могли быть всего лишь слова, если бы Тегеран не помогал – напрямую или через Сирию – субъектам более мелким, но не менее враждебным еврейскому государству: это Хизбалла в Ливане и ХАМАС в секторе Газы. В первую очередь речь идет о тренировке боевиков и поставке вооружения, в том числе ракет местного, китайского и российского производства. Оружие грузится на корабль, маскируется среди вполне мирного товара и доставляется морем в Египет. А там, через тоннели, прорытые на границе Египта и Газы, попадают куда следует. Египетские пограничники должны пресекать контрабанду, но они этого не делают. Таким образом, зона ракетных обстрелов Израиля постоянно расширяется, число жертв растет. Еврейское государство, раньше не церемонившееся со своими врагами, последние лет двадцать пребывает в ступоре. На обстрелы оно реагирует точечными ликвидациями ракетных расчетов да периодическим закрытием КПП между своей территорией и территорией сектора. Надо сказать, что экономически Газа остается зависимой от Израиля, поскольку там нет никакого производства, кроме ракетного. Миллиарды долларов мировой финансовой помощи давно могли бы превратить сектор в экономически процветающий регион, но ХАМАС предпочитает закупать вооружение или просто разворовывать, а нищету и озлобленность местного населения направлять против евреев. Получается абсурдная ситуация: Израиль снабжают Газу всем необходимым, включая топливо для электростанций, наличностью для банкоматов, а в ответ получает ракеты. Когда ракет становится слишком много, поставка товаров прекращается. Однако напрасно наши политики думают, что экономическая блокада подействует на деятелей ХАМАСа. Для последних, это, наоборот, лишний повод обвинить Израиль в бесчеловечности и построить еще пару тоннелей в Египет. Да, и, разумеется, продолжать ракетные обстрелы. Вот статистика за 2008 год: 560 обстрелов, около 1490 ракет, 7 убитых, 162 раненых. В конце концов, даже у самого импотентного правительства за всю историю Израиля, у правительства, бездарно просравшего вторую ливанскую войну, наконец-таки хватило духу дать добро на проведение операции "Литой свинец". Слава Богу, израильская армия сумела извлечь уроки из второй ливанской войны – сегодня даже самый яростный оппозиционер признает, что военные справились со своей задачей блестяще. Однако на политическом фронте мы продолжаем проигрывать. В одном отношении наши враги умнее – они умеют извлекать выгоду из собственной трусости и слабости.

Когда я ходил в детский сад, у нас в группе был мальчик, чье поведение я понял только сейчас, приехав в Израиль. Желая добиться своего, он начинал демонстрировать синяки и ссадины, коих у него было предостаточно, поскольку он всегда либо дрался, либо откуда-то падал. Причем, то, чтО он просил, или у кого просил – все это не имело никакого отношения к его боевым ранам. Они нужны были, только чтобы разжалобить контрагента. В школе я помню другого мальчика по прозвищу Пискля. Он все время задирался, а когда, наконец, получал по шее, то поднимал такой инфернальный крик, что казалось, будто ему отрезают яйца. Или уже отрезали, потому что он не просто орал, а прямо-таки визжал – отсюда кличка. Еще мне известно поведение гопников, которые в целях разводки, выставляют себя потерпевшей стороной и требуют компенсации ("в косяки загоняют"). Для чего я это тебе рассказываю? Просто пытаюсь описать поведение арабских "борцов" в понятных тебе терминах.

"Пакостливые, но трусливые" – вот самое точное русское определение подобных деятелей. Ни разу арабские государства не нападали на евреев в одиночку, их армии всегда по численности превосходили израильскую. Поняв, что и таким образом Израиль невозможно победить, они переключили внимание на мирных жителей, нападая на них и взрывая автобусы. Свои ракеты они запускают не по военным, а по гражданским объектам, превращая в ад жизнь городов и поселков. Не откуда-нибудь запускают, а из в густонаселенных районов, чтобы связать руки израильской армии, а в случае, если ответный удар все же последует, продемонстрировать всему миру горы трупов. Так это было во вторую ливанскую войну, так это было и сейчас. За время операции "Литой свинец" погибло 14 израильтян – солдат и мирных жителей. Потери палестинской стороны почти в сто раз выше – около 1300 человек. Соотношение чудовищное, но дело не в цифрах. Сколько бы ни гибло арабов, виноваты их чокнутые вожди, не умеющие жить с соседями по-человечески – только они. Израиль до последнего момента "проявляет сдержанность" (выражение наших политиков), повторяет последнее, тыща сорок восьмое, китайское предупреждение, а когда уже собственный народ грозит бунтом, начинает бомбить вражеские штабы и склады ракет, то есть военные объекты, как и полагается на войне. Если таковые расположены в жилых домах и мечетях, то что прикажете делать? Терпеть дальше? Однако чтобы сократить до минимума жертвы среди мирного населения, наши военные предупреждают жителей о готовящейся атаке и просят покинуть дома. Инженеры замучались изобретать сверхточные снаряды, ювелирно поражающие террористов, не причиняя вреда окружающим. Но когда храбрый боец прикрывается женщинами и детьми, никакая инженерная наука не поможет. Разумеется, евреи когда-нибудь изобретут снаряд, выковыривающий террориста из-под женской юбки и тюкающий его прямо в темя, но пока этого не произошло, сионисты в говне, а "герои сопротивления" – в шоколаде. Пока этого не произошло, любая реакция израильской армии будет "непропорциональной". Я только не понимаю, чтО господа миротворцы понимают под пропорциональной реакцией. По-видимому, наши войска должны расположить пусковые установки на крышах домов и пулять из них самопальными снарядами по палестинским городам – на кого бог пошлет. Наверное, это будет справедливо и адекватно, но все равно не то, что нужно "героям сопротивления". Им нужна картинка, которая впечатлит западного обывателя. Киношные ужасы его давно не вставляют – ему предлагают реал: кровавый фарш и душераздирающие вопли с заламываньем рук. Но эти слезы – даже не крокодильи. Крокодил плачет над жертвой, которую съедает сам, а эти выродки своими мертвецами торгуют. Если мир в очередной раз встал на их сторону и осудил "военные преступления сионистов", значит сделка состоялась.
Вот приезжает во время войны на Ближний Восток какой-нибудь очередной миритель. Израильская сторона начинает его водить по приграничному городу, на который летят "касамы". Вот, мистер-твистер, эта дыра в стене – от ракеты. А вот, мусье-шмусье, мальчик, которому взрывом оторвало ногу. Слышите, герр-херр, это сирена воздушной тревоги. Пойдемте в укрытие. У нас это, знаете ли, каждый день, уже семь лет так. Вай, как никарашо, - качает головой заморский гость, - ракетные обстрелы надо прекратить. Я завтра к ним поеду – скажу. Приезжает в Газу и видит, что там нет живого места. За семь лет террористы превратили ее в оружейный склад, а израильская армия – за пару недель – в руины. Кругом обезглавленные мечети и мальчики кровавые в глазах. После этого слушать объяснения израильтян уже никто не будет. Симуляция удалась, реалити-шоу имеет успех, пипл хавает.

Обиднее всего, что на это фуфло ведутся русские. Ладно, Европа – она давно утратила чувство реальности и помешалась на защите животных. Но Россия-то… Сколько раз она сама выслушивала неуместные нотации о несоблюдении прав мирного населения в какой-нибудь Чечне. Я там не воевал, и меня могут обвинить в незнании предмета. Но то, что я слышал и читал по этому поводу, давно стало общим местом: нет там никакого мирного населения. Ты заходишь в дом, видишь там старенького дедушку с кучей детей, разворачиваешься и уходишь – террористов нет. А потом открывается окно, и этот аксакал стреляет тебе в спину. Все видели фильмы Балабанова и наверняка "Чистилище" Невзорова – неужели не понятно, что Израиль имеет дело с той же самой братвой! С отморозками, что готовы стать ходячими петардами и порвать себе задницу (в прямом смысле) ради смерти как можно большего количества "неверных". С теми, что прикидываются борцами за свободу и произносят тошнотворно пафосные речи, цена которым – пыль под солдатскими кирзачами. Россия без лишнего базара мочит их в сортире и вообще готова растолковать любому политическому субъекту кавказской национальности, что такое хорошо, и что такое плохо. Почему, когда это делаем мы, надо включаться в хор осуждающих? Потому что "мы не считаем ХАМАС террористической организацией" (Путин)? Потому что еще со времен совка наслушались про "израильскую военщину"? Или потому что ненависть к евреям настолько сильна, что ради нее можно побрататься хоть с рогатым чертом?

В конце концов, Израилю в его борьбе с террором, как и России в аналогичном вопросе, мировая поддержка не особо требуется. Хотелось бы, конечно, но не до жиру, справимся. Но можно хотя бы не мешать? А вы знаете, господа, что творится в Африке? За последние несколько лет в одном только Конго полегло более пяти миллионов человек. Миллионов, мать вашу! Всем на это начхать, потому что они не из Газы, а убили их не евреи. Отношение Запада и России к арабо-еврейскому вопросу всегда отличалось каким-то нездоровым пристрастием. Чего ради Европе дались арабы (России они пофиг) – к этому вопросу я еще вернусь. А вот чего тем и другим не угодили евреи, попытаюсь сказать сейчас. Я, разумеется, далек от того, чтобы любое несогласие с политикой Израиля объявлять антисемитизмом и поднимать по этому поводу шум. Но проблема есть, и она мешает многим смотреть на вещи объективно. На эту тему уже написаны целые монографии, но дай и мне вставить свои пять копеек.

Ну, всякие там жидомасонские заговоры, теневое мировое правительство и тому подобный нарратив я сразу же отодвигаю в качестве бредового. Если начать рассуждать о евреях-олигархах и о том, что среди людей, занимающих высокое социальное положение, такой-то процент – это сами-знаете-кто, то вся дискуссия рискует съехать у нас к вопросу о курице и яйце: то ли евреи такие карьеристы, потому что живут в недружелюбном окружении, то ли их за то и не любят, что они "все позахватили". В любом случае, все это лишь надводная часть айсберга. Нет, причина нелюбви к евреям коренится гораздо глубже и имеет сугубо религиозное содержание. "Христа распяли" – вот в чем дело. Собственно, и эта формула, для тех, кто ее произносит – очередная соска-пустышка, магическое "крибле-крабля-бумс", снимающее все вопросы и всякую ответственность. Но для нас, думающих людей, она означает следующее: хотя изначально христианство представляло собой лишь секту внутри иудаизма, хотя первые его адепты все до одного были евреями, в целом еврейский народ Иисуса НЕ принял. Причем, ладно бы евреи были каким-нибудь левым народом. Индусы же вот не приняли – и ничего, к ним претензий нет. Беда в том, что евреи сами Иисуса породили – не только физически, но и, что еще важнее, духовно – и сами же его отвергли. Как же так? Ведь если Иисус взял все лучшее из еврейского вероучения, отбросил все ненужное и устаревшее, добавил жертвенную любовь и подтвердил это своей жизнью, смертью и воскрешением, то кто как не евреи должны первыми пойти за ним и стать самыми рьяными проповедниками его Слова! Если же они этого не сделали, если предпочли Новому Завету свой, Ветхий, значит кровь на кресте была пролита зря, и тем более теперь бессмысленно существование самих христиан. Такая логика, в своем предельном выражении, требовала от христиан либо самоликвидироваться, либо ликвидировать евреев. Не физически уничтожить (во всяком случае, не сразу), а покрестить. Еврейский народ уникален тем, что национальный и религиозный вопросы для него неразрывно связаны. Это в нынешнюю эпоху сплошной секуляризации возможны евреи-атеисты и последователи индейских шаманов. А в средние века, разбросанные по миру и говорящие на разных языках, евреи могли остаться собой, только если сохраняли свое вероучение и связанные с ним обычаи, многие из которых кажутся нелепыми. Если иудей не соблюдал традиций, то их тем более не соблюдали его дети, и со временем их потомки растворялись в том народе, среди которого жили. Так это происходило с теми, кто добровольно принимал христианство. Перед большинством же вопрос частенько ставили так: крещение или смерть. И в том, и в другом случае одним евреем становилось меньше. Однако то, что в целом евреи продолжали существовать как единый народ, несмотря на погромы и инквизицию, и при этом не подавали признаков сопротивления, наводило, с одной стороны, на мысль об их дьявольском всемогуществе, а с другой – вызывало нежелательные ассоциации с самим Иисусом и его жертвенностью. Так что, во все времена, вплоть до наших дней, отношение западной, т.е. христианской в основе, культуры к евреям, было и остается глубоко невротичным. Это своего рода Эдипов комплекс – соперничество с религией-"отцом" за обладание божественной истиной. Кто-то его перерос, а кто-то до сих пор нет. Все остальное, поверь мне, просто гарнир.

Интересно, что с арабами, и вообще мусульманами, евреям до недавнего времени жилось намного спокойнее. Разумеется, ислам тоже с самого начала объявил, предшествующие вероучения ошибочными и устаревшими и тоже пытался навязать себя евреям и христианам. Концепция священной войны или джихада возникла вместе с самим исламом. Однако евреев мусульмане в целом не трогали, ставя им в заслугу тот факт, что они первыми уверовали в единого Бога. Да, евреи жили среди мусульман на правах людей второго сорта. Например, им нельзя было ездить на верблюдах или лошадях, а только на ишаках, чтобы ни в коем случае не возвышаться над правоверными. А еще было предписано переходить на другую сторону дороги, если навстречу двигался мусульманин. Но по сравнению с тем, что в это время творилась в Европе, такое положение было просто райским. Убивать евреев или причинять ущерб их имуществу было запрещено. И даже много веков спустя, когда на святой земле появились первые поселенцы из Европы, палестинские арабы встречали их вполне дружелюбно. Ситуация резко изменилась, когда они поняли, что здесь собираются создать еврейское государство. Дело в том, что в глазах арабов, евреи – это не народ, а религиозная конфессия, и следовательно, они не могут иметь собственное государство. Кроме того, согласно концепции джихада, всякая земля, когда-либо завоеванная мусульманами, отныне и навсегда принадлежит мусульманам. Например, когда-то часть территории современной Испании принадлежала сарацинам. Так вот, воины Аллаха до сих пор считают эту землю своей и верят, что наступит тот день, когда они снова ею овладеют. Почему, когда Палестину завоевывали мамлюки и турки, арабы особенно не шумели? Потому, что и те, и другие – мусульмане, хоть и чужаки. А когда между Средиземным морем и рекой Иордан запахло еврейским государством, весь арабский мир как по команде встал на уши. Не в территориях дело: арабам эта запущенная палестинская земля с малярийными болотами была самим не особо нужна. Просто терпеть такой нонсенс, как еврейское государство, и где – у себя под носом! – для правоверных оказалось как серпом по одному месту. Пока евреи знали свое место (а место им, по законам ислама, где-то в районе параши) и не высовывались, к ним не было никаких вопросов. С появлением же сионизма народ израилев перешел в категорию заклятых врагов. Сегодня арабы на каждом углу говорят, что не имеют ничего против обычных евреев, а вот сионистов у себя не потерпят. Не знаю, кто у кого научился, но в западном мире тоже любят делить евреев на хороших и сионистов. Я принадлежу к тем, кто считает это пустой спекуляцией.

Раньше, повторюсь, самоидентификация еврейского народа осуществлялась через приверженность иудаизму. Сегодня, если ты нерелигиозный, проверкой на еврейство следует считать готовность уехать в Израиль или хотя бы солидарность с теми, кто это делает. В мире живет полно людей с фамилиями на "манн", "штейн" или "ович", которые не знают, чтО празднуют на Песах и кто такой Рамбам – что, спрашивается, в них еврейского? С другой стороны, всегда найдется тот, кто сам напомнит тебе о твоем происхождении, сколько бы ты ни пытался слиться с коренным населением. "Это все жиды виноваты, мать их… Бенька, извини, это не про тебя, ты у нас нормальный пацан". Это в лучшем случае. А в худшем… немецкие евреи накануне второй мировой войны тоже считали себя немцами. Но у господина Гитлера, как мы знаем, было на этот счет другое мнение. Теперь евреи приводят Холокост как аргумент в пользу создания государства Израиль. Я против того, чтобы вообще ставить вопрос таким образом. На арабов это все равно не подействует, они тут не причем, а мы снова окажемся в положении просителей. И вообще, проблема – в самом существовании евреев. По всем историческим законам они должны были исчезнуть, как исчезли шумеры, финикийцы и прочие древние народы. А тут такой нонсенс: мало того, что сохранились, так еще разводят бурную деятельность везде, где живут. То религию новую придумают, то коммунизм, то психоанализ. Пока они в Европе, плохо, все позахватили. Решили смотаться на Ближний Восток – опять плохо, арабов притесняют. Евреи только тогда смогут всем угодить, когда согласятся исчезнуть. Понятно, что Гитлер вписал свое имя в историю даже не кровью народов Европы, а собственным говном, но в его "окончательном решении еврейского вопроса" есть своя дьявольская логика. Потому что по-другому этот вопрос все равно не решить до тех пор, пока кому-то приходит в голову его ставить. Так я, Вова, скажу тебе по секрету как лучшему другу: в отношении святой земли евреи вообще не обязаны никому ничего доказывать, они уже доказали. Оставим даже историческое право и библейские пророчества. Народ Израиля обладает этой землей по праву любви, как мужчина обладает любимой женщиной. За сотню лет в нее было вложено столько, что я не удивлюсь, если завтра эта земля заговорит человеческим голосом. Правда всегда на стороне созидающего. Если у арабов и было, наряду с евреями, право на эту землю, то они давно его просрали своей склочностью и моральным блядством.

Помню, как еще пять лет назад я читал сказки "Тысячи и одной ночи", а еще раньше – арабскую средневековую поэзию, и даже помыслить себе не мог, что окажусь в эпицентре самого, пожалуй, безнадежного конфликта современности. У меня до сих пор нет никакой ненависти к арабам, по старой интеллигентской привычке мне хочется переложить ответственность на неких подстрекателей и экстремистов, но когда я начинаю об этом думать, получается, что таковых слишком много. Израильтяне в целом тоже хотят верить, что арабы – они, в общем-то, хорошие, особенно свои, израильские, а все неприятности – от ХАМАС. Все это так, да не совсем. Хорошие, плохие ли – они чужие, и насильно мил им не будешь. Самые прагматичные из них понимают, что при еврейской власти жить можно: работы хватает, зарплаты нормальные, государство платит всякие пособия, за лишние разговоры в тюрьму не сажает. Лезть на рожон нет никакого смысла. Но даже среди них большинство не называет это государство Израилем, не признает его флага и гимна и надеется, что когда-нибудь все это будет принадлежать арабам. Некоторые высказывают свои чаяния вслух. Не так давно депутат от арабской партии выразил свою солидарность с ХАМАСом, а солдат и офицеров израильской армии назвал военными преступниками. Это далеко не первая публичная демонстрация нелояльности собственному государству. Когда в 91-м на Израиль летели иракские ракеты, местные арабы устраивали праздники с песнями, танцами и петардами. Все теракты, имевшие место в прошедшем году в Иерусалиме (в одном из них были убиты восемь еврейских подростков), совершили арабы восточной части столицы, обладатели израильских удостоверений личности.

Жители Палестинской автономии по степени отмороженности идут еще дальше. Черт с ними, пусть они воюют с сионистами-оккупантами, вопрос – какими методами. Когда во время первой ливанской войны, израильские солдаты заняли резиденцию Организации освобождения Палестины, то обнаружили на стене коллаж из фотографий евреев, взрослых и детей, убитых террористами – это были вырезки из израильских газет, боевые трофеи, понимаешь. Любой нормальный человек знает, что воевать – это значит уничтожать вооруженные силы противника. Для героев палестинского сопротивления это без всякого разбора убить как можно больше людей в надежде сломить дух врага. Нормальные люди знают, что любой конфликт можно уладить взаимными уступками, если обе стороны к этому готовы. Требования, которые субъект Х предъявляет субъекту Y, могут быть законными или нет, но при этом Y вправе рассчитывать хотя бы на то, что, в случае удовлетворения указанных требований, Х от него отстанет. Справедливо, несправедливо ли – по крайней мере, это "по понятиям". Израильская концепция "территории в обмен на мир" исходит именно из этого. Все бы хорошо, только наши "партнеры" руководствуются совсем другой "логикой": если евреи идут на уступки, значит, они дали слабину, и надо продолжать им вредить, пока они не отступят еще дальше, вплоть до полного самоустранения. Это логика беспредела, против которой есть только один способ действия – железный кулак. Однако, Израиль, обладая таковым, продолжает вести душеспасительные беседы. Даже во время военной операции в Газе наша армия ежедневно останавливала на три часа боевые действия, чтобы дать жителям возможность запастись топливом и водой и заодно пропустить в сектор десяток-другой грузовиков с гуманитарной помощью. Надо ли добавлять, что боевики в это время продолжали ракетные обстрелы как ни в чем не бывало, а часть гуманитарной помощи забирали себе? Глобальный диалог евреев с арабами напоминает разговор интеллигента с гопником. Интеллигент может лепетать все, что угодно – в финале он все равно получит по морде. Действия гопника, конечно, не одобряются, но что с него взять. Если же интеллигент внезапно отправляет своего визави в нокдаун (в нокаут воспитание не позволяет), все возмущаются – как же, законы жанра нарушены.

Таким же интеллигентски близоруким является отношение к арабам со стороны Европы. Белый человек продолжает каяться за свою политику времен колониализма. Особенно преуспевают в этом англичане и французы как основные фигуранты ближневосточных событий начала прошлого века. И те, и другие не видели перед собой ничего, кроме своих политических интересов. Теперь опомнились и возлюбили братьев-мусульман до разжижения мозга. Мол, мы хозяйничали на ваших территориях, поэтому вы теперь можете приехать и хозяйничать у нас. Братва скромничать не стала и теперь вовсю пользуется благами западной цивилизации, продолжая люто ее ненавидеть. Ненавидеть за то, что западная цивилизация, в отличие от мусульманской, насквозь порочна и развратна. Женщины ходят с голым лицом и порой растят детей без мужа. Мужчины пьют огненную воду и не молятся по пятницам. Все кричат о свободе, но от нее одна педерастия, наркомания и СПИД. Крестоносцы продолжают угнетать правоверных, скупать у них нефть и жировать за их счет. Задача каждого мусульманина – приблизить тот день, когда темному царству греха наступит конец, и над всем миром засияет яркое солнце ислама. За воровство будут отрубать руки, а неверных жен – закапывать по грудь в землю и забивать камнями до смерти. Ты ошибаешься, если думаешь, будто я утрирую. Полиция Израиля замучалась расследовать «убийства чести», совершаемые в арабском секторе. Это когда братья собираются вместе и убивают сестру, потому что она спуталась с хахалем вне брака и тем самым оскорбила «честь семьи». Впрочем, бывает, что и сынок карает с помощью ножа свою разведенную мать. Не стоит думать, что жестокость арабов распространяется только на евреев, которые типа «сами виноваты». В межклановых разборках и межпартийных дебатах крови льется еще больше, поскольку отсутствует сдерживающий фактор в виде израильского спецназа. Индивидуальная человеческая жизнь в этом обществе не стоит и верблюжьего помета. Ни чужая, ни своя. Поэтому размещение пусковых ракетных установок в жилых домах, больницах и мечетях – это такое же обвязывание себя взрывчаткой, только на коллективном уровне. Я смотрел одну передачу, где маленькая палестинская девочка рассказывает журналисту, как хорошо и почетно быть шахидкой, то есть совершить акт самоубийства во имя Аллаха. Я уже тут мало чему удивляюсь, но в этот момент у меня волосы на груди зашевелились. А еще один, взрослый, деятель как-то сказал: мы хотим умереть больше, чем вы хотите жить. Европейские левые интеллектуалы томно закатили глаза: Ах, шарман, какое мужество, какое торжество духовного над материальным. Расслабьтесь, чуваки, арабские шахиды – это вам не японские самураи, про которых вы начитались у Мисимы. Для защиты чести они убьют не себя, а свою сестру, а если себя, то так, чтобы до кучи захватить в свой мусульманский рай как можно больше неверных. За их духовный акт семья получит солидную денежную компенсацию от заказчиков террора, а в раю им обещаны вполне осязаемые радости. А именно не то 36, не то 72 гурии, райские бляди, которые будут ублажать их до скончания веков. Для семнадцатилетнего балбеса, не знавшего женщин (кроме ослиц) и стершего руки в жестокой дрочбе, такая перспектива убедительнее любых разглагольствований о борьбе с мировым сионизмом.

Наивно думать, что все это исключительно проблема Израиля. Просто Израиль является очагом западной цивилизации на Ближнем Востоке, а потому первым принимает удар. Но волна докатывается и до Европы с Америкой. Датским любителям полиберальничать уже ясно дали понять, какие картинки можно рисовать, а какие нет. Голландского режиссера Тео ван Гога уже грохнули за его фильм о нелегкой женской доле мусульманок. А писателя Салмана Рушди, живущего в Англии – пока только обещают. Про Мумбаи, Норд-Ост и 11 сентября я уже молчу. Исламские радикалы открыто заявляют, что они чихать хотели на либеральные ценности Запада, а Запад ничего не может сделать, поскольку именно эти ценности связывают ему руки. Европа давно напоминает мне набожную старушку из попечительского совета. Она настолько охренела от собственного культурного багажа, что ищет вдохновения в образе благородного дикаря и естественного человека, которого она приютит и воспитает. Она не понимает, что ее гостю и в голову ничего не придет, кроме как трахнуть ее, зарезать, съесть, а потом еще раз трахнуть то, что осталось несъеденным. Потому что в основе его «культурных кодов» лежит некрофилический садомазохизм, и не надо рассказывать ему про толерантность и свободу слова. Точно также не надо рассказывать Израилю, как ему поступать с отморозками. Против исламского фундаментализма, помимо Израиля, способны действовать пока только Россия и США. Но пока два этих гиганта меряются писюнами, исламисты наглеют, а Европа подставляет им одну щеку за другой. Когда она совсем останется без щек, то может быть к чему-то и прислушается. Если конечно уши к тому времени будут еще на месте.

0 Комментарии::

Отправить комментарий

Написать комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More