Blogroll

11 апр. 2011 г.

Россия очень похожа на Гаити


Республика Гаити впервые после прошлогоднего январского катастрофического землетрясения попала в сводки мировых новостей. На этот раз из-за того, что президентом одного из беднейших и слаборазвитых государств мира стал 50-летний поп-певец Мишель Мартелли, по прозвищу Сладкий Микки, личный друг действующего главы государства Рене Преваля.

Приход к власти в любой стране подобных персон — верный признак кризиса политики и отсутствия политиков.

Россия в этом отношении не принципиально отличается от Гаити. У нас тоже нет ни политики, ни политиков. Разница лишь в том, что все-таки пока россияне вряд ли проголосуют на президентских выборах за какого-нибудь Диму Билана (он мог бы править под ником Сладкий Дима) или Стаса Михайлова.

Смотрите, какой дивный человек набрал на президентских выборах в Гаити 68% голосов избирателей — почти столько же, сколько Путин в 2004 году и Медведев в 2008-м. Во-первых, Сладкий Микки участвовал в выборах в шутку. Во-вторых, он вообще никогда не занимался политикой, просто был другом президента. В своей стране Сладкий Микки прославился тем, что был одним из зачинателей нового стиля танцевальной музыки, названного «компас», а потом провозгласил себя «президентом космоса» (тут я вспомнил про поэта Велимира Хлебникова, называвшего себя председателем Земшара, впрочем без малейших политических амбиций). Будущий глава Гаити (если итоги выборов не оспорят, в середине мая он вступит в должность) спускал на сцене штаны, выступал в париках и даже в подгузниках. В общем, совершеннейший душка.

При этом надо понимать, что любой народ не просто имеет ту власть, которую заслуживает. Первое лицо государства это еще и буквальное олицетворение нации. Особенно в вождистских режимах, где президент является не временным «главным слугой народа» и не очередным кандидатом от политической партии, с программой и неким набором ценностей.

У России сейчас, пожалуй, получается даже еще смешнее, чем с гаитянским президентом, в прямом смысле этого слова вылупившимся из подгузника. Наш правящий тандем прямо-таки физиологически олицетворяет страну и ее герб: орел-мутант о двух головах, туловище общее, но головы смотрят в разные стороны.

В Гаити на политическом безрыбье нашелся кумир нации из мира поп-музыки. В России трудно себе представить, кто из мастеров культуры нынче мог бы украсить наш лунный политический пейзаж. Было бы забавно провести социологический опрос относительно потенциального президентского рейтинга известных актеров, режиссеров, писателей, певцов и певиц.

Конечно, первая фамилия, которая приходит на ум при составлении списка потенциальных кандидатов в президенты из мира искусства, — Михалков. Причем, судя по размаху и содержанию его нынешнего бесогонства, возможное воцарение Никиты Сергеевича заставило бы нас считать душкой даже самого Путина. Президентом простых женщин, тоскующих по сильному мужскому плечу, а также провинциальных обывателей среднего возраста вполне мог бы стать вышеупомянутый певец Стас Михайлов: внешность у него представительная, на политического лидера он похож куда больше, чем, например, тот же Рамзан Кадыров. Юрию Шевчуку уже предлагали стать президентом после знаменитого диалога с нынешним премьером. Но

рокер в стране победившего шансона и примкнувшей к нему попсы президентом явно стать не сможет. «Избираемых» представителей собственно попсы, а также актеров и актрис, пожалуй, нет вовсе. Общенациональные кумиры в этих сферах отсутствуют. Нет таковых и среди писателей.

Россией, впрочем, уже правил один представитель умеренно творческой профессии. Звали его Владимир Ленин, который, как известно, в анкетах в графе «профессия» писал «журналист». На основании этого примера, спорить не буду, журналистам лучше власть не давать. В новейшей истории России был случай, когда губернатором стал популярный артист юмористического жанра — Михаил Евдокимов. Трагическая гибель не дала ему доправить первый губернаторский срок, но, по всем признакам, второй не светил: управлять Алтайским краем у него получалось не очень хорошо.

В мире немало случаев, когда президентами становились известные писатели. Поэт и писатель Жозе Сарней был президентом Бразилии после долгих лет военной диктатуры, писатель Леннарт Мери возглавлял Эстонию на заре ее постсоветской жизни. Главный след в новой политической истории среди президентов из среды творческой интеллигенции, несомненно, оставил Вацлав Гавел, человек, представляющий, на мой взгляд, единственно правильный подход к политике как к воплощению идеалов, а не реализации корыстных интересов. Арнольд Шварценеггер — самый свежий пример эмиграции из искусства в политику. Но с большой долей вероятности можно утверждать, что терминатор все-таки победит в его послужном списке губернатора.

Бывший актер Рональд Рейган стал президентом США через много лет после завершения артистической карьеры, поэтому его считать представителем артистического мира в политике было бы некорректно.

Впрочем, политизация творческой интеллигенции для России сейчас, скорее, была бы благом, чем злом. Понятно, лучше всего, чтобы каждый занимался своим делом. Но политика – одно из немногих дел на земле, не являющихся прерогативой узких профессионалов. Каждый избиратель является политиком, плохим или хорошим, когда приходит на выборы. Политика действительно занимается нами, если мы не занимаемся ею. В нашей политике сейчас нет ни ума, ни таланта, ни совести. Этих качеств и в мире культуры не в избытке, но там их все-таки можно обнаружить. Когда говорят, что в России голосовать не за кого, в этих словах есть много правды. Но, как бы пафосно и пошло это ни звучало, от каждого из нас в некоторой мере зависит, будет ли нами править Сладкий Дима, Жесткий Вова или, наконец, на вершине российской власти появится достойный человек. А достойным, скорее всего, окажется тот, кто не связан с нынешней властью и политикой.







Обсудить на форуме

0 Комментарии::

Отправить комментарий

Написать комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More