Blogroll

9 мая 2011 г.

Минск: Верхняя часть заднего бедра

В четверг в Минске продолжались четыре судебных процесса над участниками манифестации, прошедшей в день президентских выборов 19 декабря.

На скамьях подсудимых – 22 человека, в том числе три экс-соперника Лукашенко в борьбе за президентское кресло.
Приговорами завершился только один процесс: после пятидневных разбирательств за "участие в массовых беспорядках" суд назначил по 4 года заключения молодежным активистам Павлу Виноградову и Алесю Киркевичу, по 3 года неволи члену инициативной группы Андрея Санникова Дмитрию Дрозду и беспартийным Андрею Протасене и Владимиру Хомиченко.

Виновным в этой группе осужденных безусловно признал себя только Владимир Хомиченко.
"Наушник" или пьяный уголовник?

Именно Хомиченко репортеры и наблюдатели окрестили "Наушником": на видеокадрах, запечатлевших инцидент у Дома Правительства 19 декабря, этот человек после ударов по дверям госучреждения периодически "докладывает" о чем-то в рукав собственного пальто, прислонив руку к уху.

В положенном подсудимым последнем слове Хомиченко сетовал: кого только из него не сделали – и чекистом назвали, и "наушником". Объяснил, что был пьян, на площадь попал случайно, готов исправляться трудом.
"По сути, осталась невыясненной роль этого человека, активно действовавшего у ставших "вещественным доказательством" злых намерений оппозиционеров разбитых дверей Дома правительства, - замечает правозащитник Гарри Погоняйло. – Человек с криминальным прошлым (был судим за кражу), с путанными бравыми рассказами сокамерникам при административном аресте, с так и не разгаданным местом жительства… Подозрения в том, что им манипулировали спецслужбы, после суда не сняты".

Снисхождения к 40-летнему историку Дмитрию Дрозду у суда просили его сослуживцы – утверждают, что Дрозд талантливый исследователь-архивист. Год назад вышла его книга "Землевладельцы Минской губернии 1861-1900", работал над следующей, посвященной истории фотографии и судьбам фотографов в ХХ столетии.

"Все свои 40 лет я не готовился к тюрьме, обходил блатные компании. Для меня как историка то, что я сейчас наблюдаю, - как подарок судьбы. На машине времени мы перенеслись в 1938 год. Я оказался в клетке за то, что люблю Беларусь", - заявил в суде Дмитрий Дрозд.

Он назвал гражданским долгом право гражданина выбирать судьбу своей стране. "Выборы в Беларуси были сфальсифицированы", - повторял подсудимый.
"Политические"

В другом судебном зале экс-кандидат в президенты поэт Владимир Некляев заявил, что признает себя виновным только в том случае, если власть публично сознается: судебные процессы над ее оппонентами политически мотивированы.

"Да, я совершал ошибки, но в них виновата и действующая власть. И если она, если тот единственный человек, которого вы все хорошо знаете, признает этот процесс политическим, я тоже буду готов признать свою вину", - заявил Некляев.

Боли в спине вынуждают поэта стоять, судья дала разрешение на это, но отклонила ходатайство защиты об изменении меры пресечения Некляеву с домашнего ареста на подписку о невыезде.

В другом судебном зале экс-кандидат в президенты поэт Владимир Некляев заявил, что признает себя виновным только в том случае, если власть публично сознается: судебные процессы над ее оппонентами политически мотивированы.

"Да, я совершал ошибки, но в них виновата и действующая власть. И если она, если тот единственный человек, которого вы все хорошо знаете, признает этот процесс политическим, я тоже буду готов признать свою вину", - заявил Некляев.

Боли в спине вынуждают поэта стоять, судья дала разрешение на это, но отклонила ходатайство защиты об изменении меры пресечения Некляеву с домашнего ареста на подписку о невыезде.
Остальные подсудимые – экс-кандидат в президенты Виталий Рымашеский, литератор Александр Федута, журналист Сергей Возняк, начальник избирательного штаба Некляева политолог Андрей Дмитриев, заместитель председателя зарегистрированной в Чехии организации "Молодой Фронт" и доверенное лицо Рымашевского Настя Положанко – в разное время из СИЗО КГБ освобождены под подписку о невыезде.

Всем переквалифицировано обвинение: вместо организации и участия в массовых беспорядках подсудимые обвиняются в "организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо участии в них".

Смена вмененных уголовных статей обещает облегчить наказание – вместо 8 и 15 лет тюрьмы экс-кандидатам в президенты и активистам избирательных штабов грозит до 3 лет лишения свободы.

По мнению правозащитников, подсудимые и адвокаты действуют грамотно, а звучащие в суде речи приветствуются аплодисментами публики, несмотря на замечания председательствующей Жанны Жуковской.

Подсудимая Анастасия Положанко в начале процесса заявила отвод судье со словами: "Даю вам шанс не участвовать в политической расправе".

Судьи и прокуроры, вынесшие ранее обвинительные приговоры участникам событий 19 декабря, уже включены в список лиц, на которых ЕС распространяет визовые санкции.
Гособвинитель Кожевников заявил, однако, что кампания "Говори правду!", лидером которой был Некляев, получала средства на проведение президентских выборов от иностранных спонсоров, готовилась "вне зависимости от результатов президентских выборов спровоцировать в Минске массовые беспорядки, попытаться оспорить результаты выборов и сменить президента путем выдвижения на политическую сцену самого Некляева".

Прокурор в процессе над экс-кандидатом в президенты Андреем Санниковым, обвиненным с еще четырьмя подсудимыми в организации и активном участии в массовых беспорядках, настаивает, что в действиях оппонентов Лукашенко имеются все признаки инкриминируемого преступления: призывы к захвату власти, вооруженное сопротивление органам власти, погромы и т.п.

Между тем адвокаты на нынешних и прошлых процессах доказывают, что, следуя букве закона, произошедшее в Минске вечером 19 декабря никак невозможно назвать массовыми беспорядками. Подсудимые и свидетели, в том числе представляющие сторону обвинения, утверждают, что в руках демонстрантов не было оружия или камней – только удочки, которые использовались как древки для флагов.

Пенсионер Петр Кучко, свидетель со стороны защиты на процессе, где судят Андрея Санникова, предоставил суду снимки с площади Независимости, сделанные им после разгона демонстрантов силами правопорядка: на стоптанном тысячами ног снегу нет ни топоров, ни ледорубов, ни сколь-нибудь приметных палок либо кусков арматуры – всего того, на чем настаивает обвинение.

В ходе судебных разбирательств выяснилось, что "ударные" и опасные предметы не фигурируют в первых милицейских протоколах осмотра места происшествия; протокол, в котором зафиксированы "орудия штурма", составлен только во второй половине следующего дня, 20 декабря.

Каждый из многодневных судебных процессов собирает десятки заинтересованных лиц: родственники и друзья подсудимых, правозащитники, пресса, представители западных посольств, сочувствующие и любопытствующие… В течение нескольких судных дней и на разных процессах скамьи в залах заполняют, впрочем, молчаливые молодые люди, допущенные милицией вне очереди, выстраивающейся у металлоискателей.

На судебные заседания над Андреем Санниковым и группой демонстрантов, которым вынесли приговоры в среду, в качестве пострадавших являлись два десятка ОМОНовцев.
Один из этих парней стал притчей во языцех из-за зачитанной в суде записи в экспертном заключении – побои у него зафиксированы в "верхней части заднего бедра".

"Они просто перекочевывали из зала в зал, одни и те же люди, некоторые из них свидетельствовали в процессе над осужденными россиянами. Впрочем, ни один не заявил суду, что кто-либо из обвиняемых нанес ему удар", - замечает правозащитник Людмила Грязнова.

Представители фирм, организаций, учреждений, призванные подтвердить предоставленные стороной обвинения претензии в нанесении демонстрантами материального ущерба, в судебных залах отказываются от исков, а то и вовсе заявляют, что подобную мысль в протоколы их допросов "подбросили" следователи.

"Это каждый раз маленькие или большие трагедии – трагедии выбора: сказать "как надо" или "как есть", - замечает Людмила Грязнова.

Драматичной выглядела ситуация, когда в зал суда, где в обвиняемых – Андрей Санников, был приглашен свидетелем экс-кандидат в президенты Ярослав Романчук. Романчук также был арестован в ночь после выборов и помещен в СИЗО КГБ, но наутро следующего дня перед камерами государственного телевидения зачитал заявление, в котором обвинил лидеров оппозиции в уличных беспорядках, неприглядно упомянув лично Санникова и его жену, арестованную журналистку Ирину Халип.

В зале суда помещенный в железную клетку Андрей Санников повернулся к Романчуку спиной. А на предложение задать свидетелю вопросы, ответил: "К свидетелю, который поспособствовал тому, чтобы моя жена оказалась в тюрьме, у меня нет вопросов".

Анатолий Лебедько, лидер Объединенной гражданской партии, также обвиненный в массовых беспорядках и ждущий своего "судного дня" под подпиской о невыезде, утверждает: "Нынешняя расправа с политическими оппонентами – непродуманный выбор власти".

"Отправив своих противников в тюрьмы, власть очень скоро получит совсем иную оппозицию – которая уже не станет вести с властью переговоры", - убежден Лебедько.

www.bbc.co.uk



Обсудить на форуме

0 Комментарии::

Отправить комментарий

Написать комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More